Депрессия- одна из самых частых болезней на земле. Относительно легкую депрессию хотя бы раз в жизни переносит каждый пятый житель планеты.[1]

 

 

Плохое настроение или депрессия?

 

Слово «депрессия» знают все. Оно стало общеупотребительным. Сплошь и рядом, придя на работу, люди говорят коллегам: «У меня сегодня депрессия», чаще всего имея в виду просто плохое настроение.

 

Но плохое настроение- норма душевного состояния, депрессия же- болезненное расстройство.

 

Разница имеет принципиальное значение, потому что с плохим настроением можно справиться; не обращать на него внимания, преодолеть его с помощью развлечений и других приятных занятий. Депрессия же не пройдет от развлечений, и не обращать на нее внимания не удастся.

Заболев, человек долгое время, не понимая своего состояния, может ругать себя  якобы за лень, безволие, невозможность взять себя в руки.

 

С депрессией нельзя справиться усилием воли, как нельзя вылечиться таким способом от бронхиальной астмы или сахарного диабета.

 

Настоящая депрессия- это болезнь; сниженное настроение при ней возникает или без видимых причин, или тяжесть состояния не соответствует спровоцировавшей его причине.

 

Основные признаки депрессии4:

 

  • Снижение настроения дольше двух недель;

  • Разница в состоянии в течение дня (утром оно тяжелее, вечером легче);

  • Нарушение сна;

  • Ухудшение аппетита;

  • Невозможность получить удовольствие от чего бы то ни было;

  • Снижение работоспособности;

  • Ухудшение памяти;

  • Утрата обычных интересов;

  • Ощущение, что депрессия никогда не пройдет.

Даже наличие 2-3 признаков из этого списка говорит о том, что человеку нужно посоветоваться с врачом.

 

Биохимия депрессии8

 

 

В основе биохимических процессов, ответственных за развитие депрессии, лежит нарушение обмена серотонина и норадреналина- веществ, играющих важную роль в передаче сигналов от одной клетки головного мозга к другой.

 

Тяжелая или легкая депрессия?1,9

Депрессия- одна из самых частых болезней на земле. Относительно легкую депрессию хотя бы раз в жизни переносит каждый пятый житель планеты. Тяжесть депрессии проще всего оценить по тому, насколько сильно она нарушает привычный образ жизни.

 

Тяжелая депрессия (2-3 случая на 1000 человек)  требует лечения в стационаре. Если депрессия относительно легкая (20-30 человек на 1000), человеку нет необходимости лечиться в стационаре, он справиться с ней в обычных условиях; однако к врачу обратиться ему все же необходимо.

 

Мужчины или женщины? [2]

 

Считается, что женщины страдают тяжелой депрессией вдвое чаще мужчин, а легкой- в 7-8 раз чаще. Но мужчины в принципе реже обращаются за помощью к врачу (возможно, поэтому статистика и свидетельствует в пользу женщин). Это приводит к очень неприятным последствиям, например к алкоголизму. Но самое страшное возможное следствие депрессии- самоубийство. И среди мужчин количество самоубийств гораздо больше.

 

«Поймите, если у вас есть время ныть и жаловаться- у вас найдется время и что-то сделать с этим».

 

-Энтони де Анджело

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Причины депрессии7

 

 

«Пусковых механизмов», провоцирующих депрессию, множество: психологические факторы (психические травмы, например потеря близкого человека); неправильная организация жизни, в результате которой человек постоянно находится в стрессе,- все это может привести к реактивной (психогенной) депрессии.

 

Человек может иметь предрасположенность к депрессии- из-за генетических особенностей (эндогенная, «идущая изнутри» депрессия). И тогда депрессия возникает «на ровном месте», без видимых причин.

 

Поскольку главный признак депрессии- плохое настроение, люди стремятся объяснить ее появление какой-нибудь неприятностью. Но связь с неприятностями чаще всего оказывается только кажущейся.

 

Наследуемая предрасположенность к депрессии- пока только гипотеза, но она имеет достаточные основания. Известно, что депрессия чаще возникает у тез людей, в семьях которых родственники уже переживали ее. Сообщается даже, что удалось найти ген, ответственный за возникновение депрессии. Если это подтвердится, то появится надежда, что с депрессией удастся справится раз и навсегда.

 

 

 

Типы депрессии

 

 

«Мне плохо. Как будто Колумб достиг наконец берегов Америки, но Америка противна ему».

-Максим Горький. «Отработанны1 пар».

 

Маскированная депрессия 6

 

Маскированная депрессия- особый тип депрессии, где на первый план выходят не сниженное настроение, а неприятные ощущения, боли в теле. Такие состояния часто также обозначают как «маски депрессии».

Человек идет к терапевту и говорит об общей слабости, разбитости. Настроение при этом также снижено, но это воспринимается как естественная реакция на нездоровье.

Врач начинает лечить пациента от сердечного, сосудистого или желудочно-кишечного заболевания, а результата нет. Некоторые люди даже начинают думать, что страдают редкой или даже единственной в своем роде болезнью.

 

Признаки маскированной депрессии6:

 

Диагнозы, которые чаще всего ставятся в таких случаях: вегето-сосудистая дистония, транзиторная гипертония, остеохондроз позвоночника, кардионевроз, невроз желудка, вертебробазилярная недостаточность, мигрень, дисменорея неясного генеза.

Не стоит думать, что эти диагнозы- всегда ошибка! Эти болезни действительно существуют. Про депрессия часто выбирает их в качестве «маски».

 

«Первая маленькая публикация «Лолиты» пробежала во мне в конце 1939-го или в начале 1940 года, в Париже, на Рю Буало, в то время, как меня пригвоздил к постели серьезный приступ межреберной невралгии. Насколько помню, начальный озноб вдохновения был каким-то образом связан с газетной статейкой об обезьяне в парижском зоопарке, которая, после многих недель увещеванья со стороны какого-то ученого, набросала углем первый рисунок, когда-либо исполненный животным: набросок изображал решетку клетки, в которой бедный зверь был заключен…»

-Владимир Владимирович Набоков (Сирин), русский и англо-американский писатель, энтомолог.

 

Основные «маски депрессии»6:

 

  1. Психопатологические расстройства:

  • тревожно- фобические (генерализованное тревожное расстройство, панические атаки, агорафобия и т.д.);

  • обсессивно-компульсивные (навязчивости);

  • ипохондрические;

  • неврастенические.

 

  1. Нарушения биологического ритма и сна (бессонница, гиперсомния, ночные кошмары).

  2. Вегетативные, соматизированные и эндокринные расстройства:

  • синдром вегетососудистой дистонии, головокружение;

  • функциональные нарушения внутренних органов (синдром гипервентиляции, кардионевроз, синдром раздраженной толстой кишки и др.);

  • нейродермит, кожный зуд;

  • анорексия, булимия.

4. «Маски» в форме алгий (головная боль, боль в сердце, боль в животе, боли в суставах или позвоночнике; невралгии- тройничного, лицевого нервов, межреберная невралгия, пояснично-крестцовый радикулит; псевдоревматические артралгии).

5. «Маски» в форме патохарактерологических расстройств:

  • развитие зависимостей (алкоголизм, наркомания, токсикомания);

  • антисоциальное поведение (импульсивность, конфликтность, конфронтационные установки, вспышки агрессии);

  • истерические реакции (обидчивость, плаксивость, склонность к драматизации ситуации, стремление привлечь внимание к своим недомоганиям, принятие роли больного).

 

 

 

 

 

Признаки, позволяющие утверждать, что наличествует маскированная депрессия6:

 

отсутствие ясных и полных результатов обследования, соответствующих предполагаемой болезни;

 

улучшение и ухудшение самочувствия, наступающие независимо от лечения, сами по себе особенно, если они совпадают с определенным временем года;

 

типичные симптомы депрессии, которые всегда есть, хоть и приписываются естественной реакции на физическую болезнь.

 

 

Тоскливая, тревожная, апатическая6

 

Различают тоскливую, тревожную и апатическую депрессию. Первый и второй тип говорят сами за себя. В случае же апатии человек начинает жаловаться, что ему все безразлично, ничто его не интересует, он ни на что не способен. Именно от этого он испытывает страдания.

 

 

Что происходит с когнитивными функциями при депрессии5?

 

При депрессии могут отмечаться выраженные когнитивные нарушения, которые могут проявляться разными способами, в том числе в виде нарушений памяти, критики, способности к принятию решений, обучаемости.

 

Человек при депрессии может испытывать затруднения с концентрацией внимания, он часто не способен сосредоточиться  и удержать в голове даже элементарную информацию; сознание может быть спутанным. При этом человек может выглядеть вполне здоровым и успешным.

 

Ассоциированные с депрессией когнитивные нарушения могут развиваться в любом возрасте- от подросткового до пожилого.

 

Степень выраженности депрессии ассоциируется со степенью когнитивных и психомоторных нарушений, а также нарушений памяти.

 

Другими словами, чем сильнее проявление депрессии, тем менее детально может человек вспомнить что-то из своего прошлого, независимо от того, как давно произошло то или иное событие в его жизни.

 

Как выбрать врача9 ?

 

«Чем глубже печаль проберется в твое существо, тем больше радости ты сможешь вместить».

-Калил Гибран. «Пророк».

 

К сожалению, в обществе бытует масса предубеждений, из-за которых вам может быть непросто обратиться к психиатру.

 

Люди часто начинают искать альтернативу (психотерапевт, психолог или случается и такое!- экстрасенс).

 

Но психолог- это не врач: психологическое образование отличается от медицинского. Психолог может оказать вам существенную помощь, но только после того, как диагноз уже поставлен (а для этого нужен врач).

 

Психотерапией же занимаются и врачи, и психологи. Если вы решили обратиться к психотерапевту, то имеет смысл узнать об образовании специалиста. Если он врач, все в порядке.

 

Найдите в себе силы преодолеть предубеждения и проконсультируйтесь со специалистом. Закон о психиатрической помощи, который действует в России уже больше 15 лет, отменил печально известный «психиатрический учет», и обращение к психиатру сегодня не влечет за собой никаких неприятных социальных последствий. А польза от визита может быть большая.

 

Ведь самая важная помощь при депрессии- это помощь врача в установлении точного диагноза и назначении верного лечения.

 

Помощь врача необходима9!

 

Возникнув однажды, депрессия склонна давать рецидивы. Очень важно принять меры, чтобы снизить риск их проявления. Поэтому обратиться к врачу при депрессии совершенно необходимо. 

 

Если вы предполагаете, что у вас депрессия, не пытайтесь справиться с ней самостоятельно! Посоветуйтесь с врачом!

 

 

 

 

Антидепрессанты2 

 

В арсенале врача сегодня множество антидепрессантов (лекарств, которыми лечат депрессию). «Волшебных» лекарств не существует. Подобрать наилучший в каждом случае препарат- труд не только врача, но и пациента. Если они идут на встречу друг другу, успех обычно достигается быстро.

 

Психотерапия 2

 

Психотерапия- серьезное подспорье лекарственному лечению. Контакт с врачом- уже начало психотерапии; недаром говорят, что после беседы с хорошим доктором становится легче. Многим пациентам помогают психотерапевтические методики. Пациенты лучше чувствуют себя, если понимают, что с ними происходит, если знают, как себя вести в том или ином случае. На это ориентирована когнитивно-поведенческая терапия. Психотерапия- серьезное подспорье лекарственному лечению, но не следует забывать, что это- именно подспорье!

 

 

 

Организация жизни2

 

Важнейшую роль в лечении депрессии играет правильная организация жизни. Сделать это на просто, но важно. Это: поддержка со стороны близких, своевременный прием назначенных лекарств, доверие к врачу и выполнение простых правил на каждый день.

 

Доверяйте врачу!

И- не упрекайте себя!

 

Первое время, пока состояние остается тяжелым, скрупулезно выполняйте рекомендации врача и своевременно принимайте назначенные лекарства.9

 

В дополнение к антидепрессантам и психотерапии следуйте простым правилам[3]:

 

  • не принимайте ответственных решений. Многие во время депрессии считают, что они должны уволиться с работы, потому что чувствуют себя некомпетентными.

Не делайте этого! Самооценка во время депрессии сильно занижена. Это не ваша личная особенность, а просто симптом болезни. Отложите решение до выздоровления.

  • Не упрекайте себя, что вы чего-то не сделали. Множество людей в вашем состоянии ругают себя за то, что не вымыли посуду, не подмели пол, не приготовили обед. Не корите себя за это! Невозможность справиться с житейскими делами- обычный симптом депрессии.

  • Не думайте, что ваше настроение никогда не улучшиться. Депрессия- всегда временное состояние. С теоретической точки зрения- можно даже не лечиться, депрессия все равно пройдет. Просто в наше время не стоит терпеть слишком долго, потому что современные лекарства существенно ускоряют выздоровление.

  • Придерживайтесь курса лечения. Некоторые антидепрессанты начинают действовать не раньше чем через 10-14 дней после начала приема. Психотерапия также не начинает действовать сразу. Но если вы принимаете правильное лекарство в необходимой дозе и в необходимое время, вы выздоровеете.

  • Не переставайте принимать антидепрессанты, не предупредив об этом своего врача. Если, по какой-то причине вы хотите отказаться от антидепрессантов, проконсультируйтесь с врачом. Только врач может постепенно снизить дозу препарата.

  • Постарайтесь снизить уровень напряжения дома и на работе. Почаще хвалите себя. Попросите друзей или родственников помочь вам справиться со сложностями, взять на себя часть домашней работы. Поговорите с руководителем на работе о возможности передать коллегам часть ваших служебных обязанностей.

  • Будьте честными. Если у вас возникли сомнения относительно методики лечения вашего врача, поговорите о своих страхах с врачом открыто. Вместе вы добьетесь наилучших результатов.

  • Не сдавайтесь. Вы чувствуете себя безнадежно. Вам кажется, что вы никогда не выздоровеете. Однако подобные чувства- всего лишь симптомы вашей болезни. Если вы наберетесь терпения и дадите антидепрессантам время для действия- вы снова почувствуете себя хорошо. Главное, что вы должны запомнить: если вы будите больше знать о депрессии и точно следовать плану лечения, то получите больше шансов избавиться от нее навсегда!

 

Информация на данном сайте не заменяет консультации специалиста здравоохранения. Обратитесь к лечащему врачу.

 

 

Информация на данном сайте не заменяет консультации специалиста здравоохранения. Обратитесь к лечащему врачу.

 

 

 

 

 

Информация на данном сайте не заменяет консультации специалиста здравоохранения. Обратитесь к лечащему врачу.

 

 

 

Информация на данном сайте не заменяет консультации специалиста здравоохранения. Обратитесь к лечащему врачу.

 

 

Информация на данном сайте не заменяет консультации специалиста здравоохранения. Обратитесь к лечащему врачу.

 

 

 

 

Информация на данном сайте не заменяет консультации специалиста здравоохранения. Обратитесь к лечащему врачу.

 

 

 

Информация на данном сайте не заменяет консультации специалиста здравоохранения. Обратитесь к лечащему врачу.

 

 

 

 

 

 

 

Информация на данном сайте не заменяет консультации специалиста здравоохранения. Обратитесь к лечащему врачу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[i]1. «Depression Facts & Statistics.» Depression Perception. URL: http//www.depressionperception.com/depression/depression-facts-and-statistics.html ( дата обращения: 15.06.2016).

2 .Всемирная Организация Здравоохранения. «Депрессия». Информационный бюллетень№ 369. Апрель 2016 г. URL: http//www.int/mediacentre/factsheets/fs369/ru/ (дата обращения: 15.06.2016).

3. Олейчик И.В. Депрессия )от надежды к уверенности). Информация для пациентов и членов их семей. М.: НЦПЗ РАН, 2008. URL: http://www.psychiatry.ru/ ( дата обращения: 15.06.2016).

4.  Официальный сайт Международной Классификации Болезней 10-го пересмотра.URL: http//mkb-10.com/ (дата обращения: 15.06.2016).

5. Hindmarch I. and Hashimoto K.Cognition and depression: the effects of fluvoxamine, a sigma-1 receptor agonist, reconsidered. Human Psychopharmacology Clin Exp 2010; 25: 193-200.

6. Смулевич А. Б., Дубницкая Э. Б. Депрессия в общемедицинской сети//Психические расстройства в клинической практике. М.: МЕДпресс- информ, 2011. С. 334-360.

7. Психические расстройства в клинической практике/ под ред. акад. А. Б. Смулевича. М.: МЕДпресс- информ, 2011. 720с.

8. Руководство по клинической психофармакологии/ под ред. акад. А. Б. Смулевича. проф. С.В. Иванова. М.: МЕДпресс- информ, 2013. 608с.

9. Руководство по первичной медико-санитарной помощи/ под ред. А.Г. Чучалина. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2006. 1584с.

 

Материал разработан при поддержке компании «Эбботт Лэбораториз» в целях повышения осведомленности пациентов о своем заболевании. Информация на данном сайте не заменяет консультации специалиста здравоохранения. Обратитесь к лечащему врачу.

Депрессия ( от лат. depressio- подавление, угнетение) -психическое расстройство: тоскливое, подавленное настроение с сознанием собственной никчемности, пессимизмом, однообразием представлений, снижением побуждений, заторможенность движений, различными соматическими нарушениями.[1]

 

Депрессия и когнитивные нарушения[2]

 

Депрессия- это комплекс симптомов, который составляют эмоциональные расстройства, соматические и когнитивные нарушения.

Эмоциональные симптомы проявляются сниженным настроением, подавленностью, чувством безнадежности, потерей интересов, негативными ожиданиями относительно самого себя, окружающих и будущего.

При депрессии могут наблюдаться  и соматические расстройства, такие как слабость, бессонница или сонливость, головная боль или другие хронические боли, сексуальные нарушения, нарушения аппетита.

Также депрессия поражает процессы в центральной нервной системе, которые отвечают за наше мышление- так называемые когнитивные функции. Они включают в себя способность воспринимать и анализировать информацию, обучаться и запоминать, концентрировать внимание, что-либо планировать и организовывать, проявлять инициативу и принимать решения.

Даже после улучшения настроения пациенты часто наблюдают у себя значительные нарушения когнитивных функций. У некоторых продолжительность этого периода невелика, в то время как у других он может длиться несколько месяцев. Такие остаточные когнитивные нарушения затрудняют достижение выздоровления и повышают риск развития нового депрессивного эпизода. Для того, чтобы достичь полного выздоровления и избавиться от всех симптомов заболевания нужно полностью следовать рекомендациям Вашего врача и не прекращать лечение раньше времени.

 

 

Последствия когнитивных нарушений

 

Когнитивные нарушения бывает сложно распознать как самому пациенту, так и его окружению. Часто они воспринимаются как нечто вроде внутреннего хаоса или упадка сил, который нельзя объяснить какими-либо конкретными причинами. Кроме того, окружающие ошибочно воспринимают когнитивные нарушения как отсутствие мотивации и интереса. Поэтому многие люди страдают такими нарушениями на протяжении длительного времени и не осознают этой проблемы.

Когнитивные нарушения могут значительно усложнять жизнь не только пациента, но и их родственников, коллег. На практике когнитивные нарушения могут проявляться как трудности концентрации и поддержания внимания. Например, сложно сконцентрироваться при чтении книги, просмотре телепередачи или удержать нить разговора. Люди, страдающие когнитивными расстройствами, испытывают значительные сложности при попытке начать какое-либо дело, при выполнении и завершении привычных действий. Возникают трудности с обучением, снижается память.

Когнитивные нарушения сложно распознать, они могут выглядеть со стороны как признаки глупости, лени или начала деменции. Больной депрессией, испытывая трудности, обусловленные когнитивными нарушениями, начинает обвинять себя во всех проблемах. Это приводит к снижению самооценки и, как следствие, повышению тревоги и/ или усилению депрессии.

 

Когнитивные нарушения- как они проявляются и как с ними бороться

 

Существует два фактора, которые оказывают существенное влияние на когнитивную функцию: сон и алкоголь.

 

Сон 

Стабильный суточный ритм с достаточной продолжительностью сна является важным условием для оптимального процесса мышления. Недостаток сна негативно влияет на нашу способность поддерживать внимание, принимать решения, выполнять задачи, а также на общее функционирование в течение дня. Результаты исследований свидетельствуют о том, что сон и своевременный отдых способствуют улучшению когнитивных функций. Поэтому важно, чтобы продолжительность вашего сна была достаточной; постарайтесь каждый вечер ложиться спать в одно и то же время, и вставать в одно и то же время утром. Кроме того, не забывайте об отдыхе в течение дня.

 

Алкоголь 

Алкоголь снижает способность принимать решения и нарушает самоконтроль. Также прием алкоголя приводит к ухудшению памяти. При умеренном потреблении спиртного, по мере того, как проходит интоксикация, когнитивные функции восстанавливаются, однако поскольку алкоголь негативно влияет на сон, его потребление может также оказать неблагоприятный эффект на когнитивные функции. Если у вас есть когнитивные нарушения, то желательно минимизировать количество потребляемого алкоголя или полностью отказаться от него.

 

Концентрация внимания

 

Депрессия приводит к трудности сосредоточения и постоянного поддержания внимания. Повышается отвлекаемость в ответ на внешние и внутренние раздражители: звуки уличного шума, разговоры других людей за соседним столиком, музыка из радиоприемника, навязчивые мысли, неприятные ощущения в теле мешают сосредоточиться.

 

Как проявляются нарушения внимания?

 

  • Вам трудно сосредоточиться на одной задаче, вы быстро теряете концентрацию внимания

  • Вы с трудом можете распределить свое внимание, выполняя несколько задач одновременно- например, делая заметки во время прослушивания чего-либо

  • Вам трудно переключить внимание- например, когда в ходе работы Вы прерываетесь на телефонный звонок

  • Вам трудно сохранять внимание при разговоре с вашим собеседником

Вы не можете сосредоточиться во врем чтения, слушая радио или при просмотре телевизора

 

Нарушение концентрации внимания снижает реакцию на переживания других людей. Многие пациенты, страдающие депрессией, отмечают, что когнитивные расстройства нарушают их способность реагировать на события, о которых рассказывают другие люди. Это приводит к тому, что у окружающих создается впечатление об изменении их личности, а также к ошибочным выводам о том, что этот человек стал равнодушным.

Некоторые пациенты, страдающие депрессией, отмечают, что им становится трудно воспринимать информацию и сохранять внимание в ситуациях, когда их окружает множество людей, например, на вечеринке. Зачастую связанное с этими когнитивными нарушениями нежелание участвовать в подобной социальной активности воспринимается окружающими как проявление социальной отгороженности.

 

Примеры из жизни

 

Светлана: «Когда я разговариваю со своим молодым человеком или коллегами, я чувствую, что мне сложно поддерживать беседу. Создается впечатление, что я очень легко отвлекаюсь и невнимательно слушаю, что они говорят».

Даже когда Светлана находится среди друзей, она погружена в размышления о своих личных проблемах, которые не может выбросить из головы. Поэтому ей сложно сконцентрировать свое внимание и активно участвовать в разговоре с друзьями.

Мария: «Я не могу расслабиться и влиться в оживленную беседу. Если окружающие одновременно задают мне несколько вопросов, чувствую, что голова просто перестает работать. После этого я ощущаю себя изможденной, и мне может потребоваться несколько дней, чтобы прийти в себя после вечеринки.

В пятницу Мария была на большой вечеринке в честь Дня рождения одной из своих подруг. Ей было дискомфортно среди большого количества людей, все разговоры приковывали ее внимание, но она не могла сконцентрироваться ни на одном из них. В конечном итоге, Мария была вынуждена уединиться, чтобы успокоиться.

 

 

После вечеринки Мария чувствует себя сильно уставшей в течение нескольких дней. Она остается дома всю оставшуюся часть выходных. В воскресенье Мария начинает чувствовать себя в изоляции, и отмечает, что пребывание дома в одиночестве ей не по душе.

Коллеги Марии замечают, что она не очень охотно общается с окружающими. Они не знают, что она страдает депрессией с когнитивными нарушениями; они думают, что она застенчива и принадлежит к типу людей, которые не склонны поддерживать дружеские отношения со своими коллегами.

 

 

 

 

Светлана: «Прежде я могла готовить несколько блюд одновременно, и параллельно помогала сыну с домашним заданием. Сейчас же меня выбивает из колеи, когда близкие отвлекают меня даже во время приготовления каши. Я постоянно кричу на своего сына. Потом я извиняюсь, но дело уже сделано».

Светлана что-то готовит на кухне, когда ее сын входит и спрашивает у нее разрешения пойти на вечеринку на этой неделе. В это момент выключается таймер для варки яиц, и Светлана теряется из-за того, что ее прервали. Она кричит на сына, но сразу же чувствует вину. Даже извинившись за свое поведение, ее не покидает ощущение того, что она плохая мать. Она не понимает, почему она не может общаться с сыном как прежде, и эти мысли не дают ей покоя. Сын Светланы считает, что мать стала раздражительной и замкнутой. Он чувствует, что не может обратиться к ней со своими проблемами в любое время, поскольку опасается ее реакции.

 

 

Полезные советы

 

Большая часть повседневной деятельности требует внимания. Более того, в течение дня постоянно возникают ситуации, когда необходимо принимать решения или быстро реагировать.

Для того чтобы справиться с этими проблемами, необходимо максимально сфокусироваться на том, как и когда должны быть выполнены задачи, а также постараться минимизировать все отвлекающие факторы.

 

 

 

Что делать: 

  • Обязательно устраивайте себе отдых в течение дня- вы можете добавить короткие перерывы в Ваш распорядок, для того чтобы у Вас было время расслабиться и восстановиться между различными видами деятельности и задачами

  • Постарайтесь создать спокойную окружающую обстановку. Выключайте радио и телевизор, когда вы чем-либо заняты или пытаетесь сосредоточиться на разговоре

  • Избегайте шумных мест и скоплений большого количества людей. Например, ходите в магазины тогда, когда в них меньше посетителей, избегайте (при возможности) поездок а автомобиле в часы «пик»

  • Договаривайтесь о встрече с друзьями в таких местах, где вы сможете спокойно поговорить

  • Ограничьте количество сиюминутных задач, не беритесь одновременно за несколько дел

  • Постарайтесь, чтобы во время работы было как можно меньше отвлекающих факторов

  • Ограничьтесь чтением коротких и простых для понимания текстов, читайте в то время дня, когда чувствуете себя наиболее энергичным

 

 

 

 

Память

 

Депрессия также может ухудшать память. Проблемы с памятью являются следствием нарушений внимания. Если вы не уделяете внимание какой-либо информации, вы не можете ее зафиксировать и, следовательно, не можете потом вспомнить.

Проблемы с памятью могут проявляться следующим образом:

  • Вам трудно запомнить время назначенных встреч

  • Вы с трудом запоминаете информацию, даже ту, которую только что получили

  • Вы забываете имена

  • Вы теряете свои вещи

  • Вы забываете класть вещи на сои места, например, мобильный телефон, кошелек и ключи

  • Вы повторяете одно и то же по несколько раз

 

 

Примеры из жизни

 

Николай: «Я потерял уверенность в своих профессиональных навыках. Любая маленькая задача кажется сложной и утомительной. Порой я забываю то, что мне только что сказали. Создается впечатление, что полученная информация не укладывается в моей голове- я должен рыться в памяти, чтобы найти ее. Я все забываю. 

Николай всегда отличался почти фотографической памятью, знал наизусть правовые документы, необходимые для работы. Но однажды он не смог вспомнить один раздел, который он часто использовал и хорошо знал. Для того, чтобы свериться, Николай был вынужден искать и это привело к задержке дел. Подобные ситуации случаются по несколько раз в день.

Помимо задержек в работе, проблемы с памятью привели к тому, что Николай потерял уверенность в себе. Он чувствует, что его работа уже не так эффективна, как прежде, и сомневается в своей ценности для работодателя. Эти тревожные мысли преследуют его и еще больше осложняют ситуацию.

 

 

 

Вера: «Я забываю все! Я провожу так много времени в поисках своих вещей, мобильного телефона, важных писем, ключей…Все вещи должны иметь свои места, потому что я просто не могу вспомнить, куда я их положила. Это меня расстраивает, так как в таких ситуациях я выгляжу глупо».

 

 

 

 

 

Полезные советы

 

Проблемы с памятью, наблюдаемые при депрессии, чаще касаются запоминания того, что было сказано, запоминания назначенных встреч или задач, которые необходимо выполнить.

Что делать:

  • Определите места, где должны лежать ваши вещи, например, мобильный телефон и ключи

  • Используйте ежедневник для того, чтобы помнить о событиях, которые произошли и должны произойти

  • Воспользуйтесь функцией напоминания в вашем мобильном телефоне или попросите близких напомнить вам о назначенной встрече.

 

 

От мысли к действию

 

При депрессии зачастую нарушается способность самостоятельно начинать те или иные виды активности. Становится все труднее перейти от мысли к действию и все сложнее браться за различные повседневные дела. Это не связано с отсутствием желания, но когда нарушается способность приступать к выполнению тех или иных задач, это неизбежно приводит к тому, что Вы откладываете дела. Как следствие- чувствуете себя виноватым.

 

Эти нарушения проявляются, в частности, следующим образом:

  • Вы не предлагаете свою помощь в домашних делах, таких как мытье посуды, стирка, мелкий ремонт и т.д., пока вас об этом не попросят.

  • Вы не можете заставить себя вновь принимать участие в развлечениях, как делали это прежде, до болезни.

 

 

Примеры из жизни

Дмитрий: «Несмотря на то, что полдня сосредоточенной работы помогло бы мне сэкономить деньги на налогах, я не могу сконцентрироваться на этом. Полтора года у меня ушло на то, чтобы собрать необходимые документы- я просто не мог начать это делать. Создавалось впечатление, что я не мог решить с чего начать, хотя и делал это раньше».

 

«Я постоянно пытаюсь, но ничего не получается. Я не могу взять себя в руки. Каждый раз мне что-то мешает, и мне кажется, что я должен опять начинать с нуля. Я не могу сосредоточится на какой-либо деятельности в течение долгого времени».  

 

Дмитрий просыпается в 7:30 утра, но вместо того чтобы встать, остается лежать в пастели. Проходит около двух часов, прежде чем он встает.

Во второй половине дня Дмитрия начинают одолевать сомнения относительно того, сможет ли он держать свой бизнес на плаву, если он не способен даже выйти утром из дома. Дмитрий чувствует, что он подводит себя и свою семью.

Жена Дмитрия, Марина все больше опасается того, что их финансовая стабильность может пошатнуться. Она представляет, как они будут вынуждены сменить жилье, если доходы Дмитрия будут постоянно снижаться.

 

Анна: «Обычно в своей семье я являюсь инициатором и организатором, но сейчас мне кажется, что я ничего не смогу сделать. Мне сложно начать какое-либо дело, хотя у меня многое запланировано. Это не трудные задачи, а всего лишь мои обычные дела: приготовление еды, покупки в магазине, организация празднования Дня рождения и т.д. Все мои попытки приступить к делу безуспешны. У меня создается впечатление, что я просто пасую».

Петр: «Я чувствую, что у меня что-то не так с самодисциплиной. Я действительно хочу начать заниматься физическими упражнениями и изменить свои пищевые привычки, но по какой-то причине я так и не начал этого делать».                  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Полезные советы

 

Многие пациенты отмечают, что им стало сложно начинать что-либо делать: трудно мотивировать себя, трудно по утрам подняться с постели…Эти проблемы усугубляются, так как из-за депрессии ритм повседневной жизни нарушился и необходимо восстанавливать свой привычный распорядок дня.

 

 

Что делать:

  • По возможности постарайтесь распланировать ваш день; установите распорядок дня, определив время на приемы пищи, уборку, работу и т.д.

  • Воспользуйтесь ежедневником для планирования дел

  • Если Вы не можете самостоятельно планировать Ваш день, попросите близких помочь вам упорядочить задачи

  • Договоритесь с родственниками, друзьями или коллегами посещать мероприятия вместе

  • Поощряйте себя за каждое выполненное дело

 

 

 

 

Планирование, контроль и выполнение задач

 

После перенесенного депрессивного эпизода Вам может быть трудно выполнять дела, с которыми до болезни не возникало никаких сложностей. Многие пациенты обращают внимание на то, что им стало сложнее продумывать и планировать задачи, требующие постоянного контроля и определенных временных рамок. Сложности вызывают как простые привычные дела, например, покупка продуктов в магазине, так и профессиональные задачи, требующие работы одновременно в нескольких направлениях.

 

Эти нарушения могут проявляться следующим образом:

  • Вам сложно планировать свою деятельность. Например, вы не можете оценить, что необходимо для выполнения ремонта в доме или проведения собрания на работе.

  • Вы не доводите свои дела до конца

  • Вам трудно планировать последовательность выполнения задач. Например, вы не можете спланировать уборку квартиры или рабочего стола

  • Вам сложно спланировать дела, которые необходимо выполнить в течение дня

  • Вам трудно справиться с непредвиденными ситуациями, например, когда все идет не по плану

  • Вам сложно разграничить главные и второстепенные задачи

Все это может быть причиной снижения настроения, усиления чувства подавленности и ухудшения состояния в целом.

 

Примеры из жизни

 

Мария: «Я чувствую, что не могу справляться одновременно с несколькими делами, я постоянно боюсь, что что-нибудь ускользнет от моего внимания. Раньше я могла вести одновременно тысячу дел, не теряя контроля над ситуацией. Сейчас я чувствую напряжение, не зная, как завершить эти дела. Такое впечатление, что на моей плите одновременно находится слишком много кастрюль и все они закипели».

Марии необходимо запланировать совещание по вопросам статуса поставок, но ей сложно решить, кого из сотрудников пригласить и какие проекты обсудить. Она не может оценить, кто из сотрудников за что отвечает и, в конечном итоге, собирает всех на одно большое общее совещание. Совещание заканчивается очень хаотично, что не типично для Марии, всегда отличавшейся высокой организованностью.

 После совещания Мария злится на саму себя за то, что не может соответствовать ожиданиям коллег. Руководитель Марии замечает отсутствие подготовки при планировании совещания и задумывается о том, чтобы изменить обязанности Марии.

 

Светлана: «Хуже всего, когда дела идут вразрез с ожиданиями или не так, как обычно. Это случается, когда в середине дня звонит клиент со срочным заказом и просит выполнить его как можно быстрее, или же если неожиданные дорожные работы по дороге домой заставляют меня изменить путь. В таких ситуациях мне кажется, что мой мозг постоянно работает сверхурочно».

Светлана навещала своих родителей и ехала домой, когда в связи с ремонтом дороги была вынуждена свернуть на улицу, которую не знает. Светлана сбилась с привычного маршрута и начала петлять по улицам незнакомого квартала. В конечном итоге, она вынуждена была остановиться. Не в состоянии сориентироваться, как добраться до дома, она позвонила супругу и попросила забрать ее.

Михаил: «Мне стало сложно водить машину- я не могу это делать как раньше. Мне все сложнее находить дорогу, и я чувствую себя абсолютно потерянным, когда еду в часы «пик». Все, что раньше казалось мне простым, сейчас я воспринимаю, как очень сложную задачу». 

 

 

 

Полезные советы

 

Когда необходимость выполнения каких-либо действий приводит в замешательство, Вы откладываете свои дела и они накапливаются. Это вызывает ощущение хаоса, появляются мысли о собственной несостоятельности.

 

 

Что делать:             

  • Воспользуйтесь ежедневником для того, чтобы распланировать ваш день и всегда носите его с собой. Так вы сможете держать под контролем все ваши дела. Отводите достаточное количество времени на выполнение каждой из задач, а также не забывайте выделять время на отдых

  • Постарайтесь не ставить перед собой одновременно слишком много целей. Увеличивайте количество задач тогда, когда почувствуете, что готовы взять на себя больше обязательств

  • Не стесняйтесь обращаться за помощью к близким или коллегам. Их помощь, особенно поначалу, может быть очень полезной при планировании Ваших дел

  • Необходимо определиться со списком обязательных для выполнения задач и определить временные рамки

  • Старайтесь организовать хотя бы минимальную социальную активность, не требующую значительной подготовки и заблаговременного планирования. Встречайтесь с друзьями, пригласите их пообщаться за чашкой кофе, пообедайте вместе.

 

 

 

 

 

Что нужно знать о назначенном лекарстве?

 

Что я могу предпринять?

  • Поскольку в основе депрессии лежит нехватка нейромедиаторов (серотонин, норадреналин, дофамин), то состояние может быть нормализовано при помощи приема специальных лекарственных препаратов, повышающих их уровень, и используемых в течение адекватного по длительности курса терапии

  • Наряду с лекарственной терапией врач может помочь Вам, назначив дополнительно психотерапию, диету и физические упражнения

 

Что нужно знать о назначенном лекарстве?

  • Не следует испытывать неловкость или смущение из-за приема назначенного Вам лекарственного средства, более того- поделитесь своими переживаниями с близкими людьми, их поддержка во многом поможет выздоровлению

  • Очень важно знать, что принимаемое Вами лекарство не вызывает привыкания или зависимости

  • Возможные побочные эффекты терапии зависят от того, какой конкретно препарат Вы принимаете. Как правило, они проявляются в легкой степени и зачастую быстро проходят после начала терапии (например, тошнота, сухость во рту, бессонница)

  • И ПОМНИТЕ, что вы не одиноки- миллионы людей находятся в подобной ситуации и им помогают те же препараты, что и Вам

  • Прием лекарственных препаратов при депрессии столь же естественен, как и при других распространенных состояниях

 

Путь к выздоровлению

Давайте рассмотрим каждую из стадий выздоровления. 

 

Стадия 1 «Отправляясь в путь!»: В первые дни приема препарата Вы можете не почувствовать улучшения состояния и даже ощутить некоторый дискомфорт. Из инструкции по применению препарата Вы узнаете о наиболее часто встречающихся нежелательных явлениях, которые могут возникнуть при его приеме. Не волнуйтесь- некоторые из Ваших ощущений означают, что лекарство начало действовать. Важно сообщать Вашему врачу обо всех изменениях самочувствия- поддержка с его стороны поможет Вам двигаться дальше. В большинстве случаев нежелательные явления вскоре проходят

 

Стадия 2 «Подъем!»: Вторая стадия начинается после нескольких недель лечения, когда большинство принимающих препарат людей начинают чувствовать себя спокойнее, счастливее и энергичнее. Вам может показаться, что лечение можно прекратить, однако очень важно не останавливаться, так как симптомы болезни могут вернуться, кроме того, для восстановления когнитивных функций может потребоваться больше времени, чем для достижения нормального настроения. Чтобы достичь выздоровления, обязательно нужно придерживаться назначенной схемы терапии

 

Стадия 3 «Не останавливаться!»: установлено, что через 3 месяца терапии у четверых из пяти людей, принимающих антидепрессанты, симптомы заболевания значительно облегчаются. Для максимальной эффективности назначенной Вам терапии, следует продолжить прием препарата в течение всего рекомендованного врачом периода. В случае преждевременного  прекращения лечения риск повторного развития симптомов в 4 раза выше, чем при завершении полного курса лечения

 

Стадия 4 «Будьте здоровы!»: Возврат к нормальному самочувствию- это достижимо! На этой стадии лечения Вы почувствуете себя на новом уровне- вернется радость жизни, позитивный настрой, останутся в прошлом беспокойство и страхи.

 

[1] Новая Иллюстрированная Энциклопедия. Научное издательство «Большая научная энциклопедия», 2003. Москва. 6 книга, стр. 59.

[2] Lundbeck Pharma A/S 2014, профессиональный вклад: психолог Louise Meldgaard Bruun

Писатели

Максим Горький

 

Максим Горький (1868-1936) один из немногих, на первый взгляд, психически здоровых и официально признанных в СССР гениев. Здоровый в том смысле, что у него не отмечено какого-либо серьезного психического заболевания. Однако имеющиеся патографические сведения позволяют предположить, что попытка самоубийства, предпринятая Алексеем Пешковым в 20-летнем возрасте, не похожа на демонстративный поступок истерической личности, хотя предсмертная записка и грешит излишним кокетством: «В смерти моей прошу винить Генриха Гейне, выдумавшего зубную боль в сердце»[1].

 

Но слишком уж «жесткий» вид суицида был избран. В данном случае корректнее предположить выраженную депрессивную реакцию, что подтверждают и сопутствующие обстоятельства: умерла в полной нищете бабушка Акулина Ивановна Каширина, безответной оказалась любовь к Марии Деренковой, начались аресты среди знакомых, революционно настроенных людей.

 

Рассмотрим это событие сначала в изложении автора. В декабре 1887 г., «купив на базаре револьвер барабанщика, заряженный четырьмя патронами, я выстрелил себе в грудь, рассчитывая попасть в сердце, но только пробил легкое»[2].

 

А вот более подробное освещение этого события в СМИ того времени. Газета «Волжский вестник» от 14.12.1887 поместила следующую заметку: «12 декабря, в 8 часов вечера, в Подлужной улице, на берегу реки Казанки, нижегородский цеховой Алексей Максимович Пешков… выстрелил из револьвера себе в левый бок с целью лишить себя жизни…» 31 декабря члены Казанской духовной консистории рассмотрели дело о покушении на свою жизнь «цехового Пешкова». Затем несостоявшийся самоубийца был предан «приватному суду его приходского священника, с тем, чтобы он объяснил ему значение и назначение здешней жизни, убедил его на будущее время дорожить оною, как величайшим даром божиим… Протоиерей Петр Малов дважды вызывал к себе Пешкова, но тот отказался явится»[3].

 

Оказавшись в больнице, Горький еще раз пытался покончить с собой. «Было это так. Оперировал его, вырезав из спины пулю, ассистент хирурга Н. И. Студентского, И. П. Плюшков. Операция прошла удачно. Однако на третий день на обход приехал сам Студентский, известный своей грубостью. Он чем-то обидел больного, тот схватил большую склянку хлоралгидрата и выпил его». Алексею промыли желудок- очередное самоубийство не состоялось. Так что указание в протоколе, что «во время пребывания его в больнице никакого психического расстройства замечено не было»[4], вызывает сомнение.

 

Важно отметить, что импульсивные суицидальные попытки были свойственны молодому Пешкову и раньше. Еще школьником, когда он заболел оспой, его связали, чтобы он не расчесывал себя до крови.

 

Алексей развязался и выбросился в чердачное окно, разбив стекло головой. В другом случае он набросился с ножом на отчима, пригрозив, что убьет его, а потом- себя.

 

В творчестве реалиста Горького не только очень много персонажей-самоубийц, но и других психических расстройств. Причем изображены они с необычайной правдивостью и почти научной достоверностью.

 

[1] Быков В. Л. Был ли Горький? (Биографический очерк). М.: АСТ; Астрель, 2008. С. 23.

[2] Горький М. Мои университеты.// Т. 16. М.: Наука, 1973. С. 84.

[3] Дмитриева Т. Б. Примечания Горький М. Полн. собр. соч. В 30 тт. Т. 14. М.: Наука, 1972. С. 573-574. 

[4] Басинский П. В. Страсти по Максиму Горькому. Горький: 9 дней после смерти. М.:АСТ; Астрель, 2011. С. 114-115, 138. 

Марина Цветаева

 

Марина Ивановна Цветаева (1892-1941)- крупнейший русский поэт 20 в., прозаик, переводчик. Родилась в Москве. Ее отец, Иван Владимирович,- профессор Московского университета, известный филолог и искусствовед; стал в дальнейшем директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств имени императора Александра 3 при Московском императорском университете (в настоящее время- Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина). Мать, Мария Мейн, была пианисткой, ученицей Антона Рубинштейна. Марина начала писать стихи- не только на русском, но и на французском и немецком языках- еще в шестилетнем возрасте.

 

Трудная и несчастливая судьба одной из величайших русских поэтесс общеизвестна. Не требует особых доказательств и автобиографичность ее произведений. Уже в 1909 г. в условиях полного материального благополучия юная Марина в день своего рождения в стихотворении, озаглавленном «Молитва», просит:

О, дай мне умереть, покуда

Вся жизнь как книга для меня…

…дай мне смерть- в семнадцать лет![1]

 

Вот первая версия рассказа об этом событии в изложении сестры Цветаевой- Анастасии Ивановны: «Это было в театре, на представлении «Орленка» Ростана. Револьвер дол осечку. После этого неудачного выстрела она приехала в Тарусу к Тьо (гувернантке Марии Александровны) и сказала: «Не удалось»»[2].

 

Характерен для поэзии Цветаевой мотив обращения к будущему читателю «из-под земли», то есть после своей смерти:

 

Посвящаю эти строки

Тем, кто мне устроит гроб.

Приоткрою мой высокий

Ненавистный лоб.[3]

 

Измененная без нужды,

С венчиком на лбу,

Собственному сердцу чуждой

Буду я в гробу.[4]

 

Настанет день, когда я исчезну

С поверхности земли…[5]

 

Приведем небольшую подборку цитат из стихотворений, написанных в возрасте 23-28 лет, то есть за три года до и три года после революции. Заметим, что это катастрофическое событие, которое в бытовом плане буквально перевернуло всю жизнь Цветаевой, совсем не изменило общей тональности ее поэзии.

 

1915 год.  Ненасытим мой голод

На грусть, на страсть, на смерть.[6]

 

1916 год.  Что давным-давно уж я во гробе

Досмотрела свой огромный сон[7].

 

1917 год.  Боюсь

Я завтра утром- мертвой встану[8].

 

1918 год.  Я и жизнь маню, я и смерть маню

В легкий дар моему огню[9].

 

1919 год.  Как два костра, глаза твои я вижу,

Пылающие мне в могилу- в ад[10].

 

1920 год.  Мне ж от Бога будет сон дарован

В безымянном, но честном гробу[11].

 

Еще до потери в результате революции своего состояния, будучи беременной второй дочерью, Цветаева мечтает о …смерти!

 

Все же в час как леденеет твердь

Я мечтаю о тебе, о смерти.

О твоей прохладной благодати-

Как мечтает о своей кровати

Человек, уставший от объятий[12].

 

Послереволюционные бытовые трудности также «поддерживали» ее состояние. Летом 1920 г. Цветаева пишет:

 

Что-то цепью за мной волочится,

Скоро громом начнет греметь.

- Как мне хочется,

Как мне хочется

Потихонечку умереть![13]

 

Опять предвидение? Поначалу так и получилось: на ее самоубийство, произошедшее в самые трудные годы войны, практически никто и внимания не обратил. Зато позже- резонанс на десятилетия!

 

В 1922 г. вырвавшись из «Совдепии», попав в свою любимую Германию, обретя давно не виденного мужа, казалось, можно было бы и порадоваться, глядя с балкона отеля «Траутенаухауз» на чистенькую берлинскую улочку. Но и здесь взгляд Цветаевой- взгляд потенциального самоубийцы:

 

Ах, с откровенного отвеса-

Вниз- чтобы в прах и в смоль![14]

 

У нее даже чувство радости принимает, если можно так выразиться, депрессивные формы выражения. Например, чтобы выразить ощущение своей радости после эмиграции из России, она пишет Борису Пастернаку: «Немножко как на том свете». 

 

А вот строчка из «Поэмы Конца»:

 

Жизнь- это место, где жить нельзя[15].

 

Мысль о своем неумении приспособиться к жизни («ибо- мимо родилась времени») звучит и в письме, написанном в 1923 г.: «Я не люблю земной жизни; никогда ее не любила, в особенности- людей. Я люблю небо и ангелов: там и с ними ы я умела».

 

У Цветаевой даже проявления Эроса пропитаны Танатосом: «Я в любви умела только одно: дико страдать- и петь…Я одно вообще не умела- жить».

 

В постель иду как в прорубь…

В постель иду как в пропасть:

Перины- без перил![16]

 

«Парадоксально, но счастье отнимало у нее певческий дар…По-видимому, 1927 год, когда была создана «Поэма Воздуха», был по разным причинам временем наитяжелейшей тоски по родине…Вот из этого-то великого горя, душившего все ее существо, и возникла одна из самых странных, одна из самых трудных и загадочных поэм Цветаевой- «Поэма Воздуха»[17]. «Сама она была убеждена, что беда углубляет творчество, она вообще считала несчастье необходимым компонентом творчества»[18]. И в одном из писем подтверждает: «Самое сильное чувство во мне- тоска. Может быть иных у меня и нет»[19].

 

На произошедшее в это время в России самоубийство Сергея Есенина Цветаева откликается с естественным сочувствием и неестественной нескрываемой завистью:

 

-Помереть в отдельной комнате!-

Скольких лет моих? Лет ста?

Каждодневная мечта[20].

 

Марина Цветаева повесилась не в комфортабельной гостинице, а в чужой деревенской избе. Накануне в записной книжке Цветаевой появляется следующая запись: «Никто не видит- не знает, что я год уже (приблизительно) ищу глазами крюк, но его нет, потому что везде электричество…Я год примеряю- смерть»[21].

 

В феврале 1941 г., еще до начала войны и отчаяния эвакуационного периода она подводит окончательный расчет с жизнью: 

 

Пора снимать янтарь[22],

Пора менять словарь,

Пора гасить фонарь

Наддверный…[23]

 

Цветаева совершила самоубийство в состоянии депрессии. По мнению суицидологов (Д. И. Шустов), присутствующая «тенденция выбора места суицида внутри жилища- своего рода последний «крик о помощи».

 

На основании анализа стихотворного и эпистолярного материала Цветаевой можно прийти к выводу, что влечение к смерти у нее могло явиться одним из подсознательных источников творческого процесса. Танатос пронизывает большую часть ее поэтического наследия, своеобразно окрашивая его в депрессивные тона. Влечение к смерти у Цветаевой шире нозологического определения эндогенной депрессии, которая, безусловно, имела место.

 

[1] Цветаева М. И.// Собр. соч. в 7 тт. Т. 1. М.: Эллис Лак, 1994. С. 32-33.

[2][2] Лосская В. Н. Марина Цветаева в жизни. Неизданные воспоминания современников. М.: Культура и традиции, 1992. С. 35.

[3] Цветаева была недовольна своей наружностью: лицо ей казалось слишком круглым, румянец- слишком ярким, лоб- слишком высоким. Заметим, что Цветаевой не нравились в себе наиболее зримые и яркие проявления жизни, что характерно для депрессивных больных.

[4] Цветаева М. И.// Собр. соч. в 7 тт. Т. 1. М.: Эллис Лак, 1994. С. 176.

[5] Там же. С. 190.

[6] Там же. С. 246.

[7] Там же. С. 326.

[8] Там же. С. 366.

[9] Там же. С. 424.

[10] Там же. С. 481.

[11] Там же. С. 538.

[12] Там же. С. 331.

[13] Там же. С. 555.

[14] Там же. Т. 2. С. 120.

[15] Там же. Т. 3. С. 48.

[16] Там же. Т. 2. С. 245.

[17] Павловский А. И. Куст рябины. О поэзии Марины Цветаевой. Л.: Советский писатель, 1989. С. 330.

[18] Лосская В. Н. Марина Цветаева в жизни. Неизданные воспоминания современников. М.: Культура и традиции, 1992. С. 252.

[19] Цветаева М. И.// Собр. соч. в 7 тт. Т. 6. М.: Эллис Лак, 1995. С. 756.

[20] Там же. Т. 2, С. 262.

[21] Там же. С. 610.

[22] Янтарь был любимым камнем Цветаевой.

[23] Цветаева М. И.// Собр. соч. в 7 тт. Т. 4. М.: Эллис Лак, 1994. С. 368.

Эрнест Миллер Хемингуэй

 

Эрнест Миллер Хемингуэй (1899-1961)- американский писатель, журналист, лауреат Нобелевской премии по литературе (1954). Широкое признание Хемингуэй получил благодаря своим романам и многочисленным рассказам, с одной стороны, и своей жизни, полной приключений и неожиданностей,- с другой. Его стиль, краткий и насыщенный, значительно повлиял на литературу 20 в. Сам образ автора представляется как воплощение жизнелюбия, сгусток заразительной энергии, которой хватало как на творчество, так и на разнообразные увлечения.

 

Хемингуэй страдал передающимися по наследству аффективными нарушениями: его отец покончил жизнь самоубийством. Личность отца, его жизнь и трагический конец будут всегда волновать писателя.

 

Нарушения начались у Хемингуэя сначала как легкие колебания настроения, протекавшие в рамках циклотимии, и длительные гипоманиакальные состояния носили творчески продуктивный характер. Его увлечений было не счесть- бокс, охота, война. О своем увлечении боксом он говорил, что «бокс научил меня никогда не оставаться лежать, всегда быть готовым вновь атаковать…быстро и жестко, подобно быку».

 

«Он упорно культивировал свой образ, возводя его в масштаб героя гомеровского эпоса…У него было четыре жены и бесчисленное количество ослепительных юных подруг»[1].

 

Как писатель, Хемингуэй был, однако, чрезвычайно дисциплинирован и мог работать от зари до полудня или до двух часов дня и только затем отправляться на рыбалку или охоту. Подобная повышенная энергичность редко имеет нормальную в психическом отношении природу. Так что не удивительно, что Хемингуэй- наиболее известный из современных писателей, страдавших маниакально-депрессивным психозом. Его эксцентричные поступки, которые он совершал в состоянии возбуждения или резких спадов настроения, его эпатажное поведение вызывали сенсации национального масштаба. Патологическая конституция писателя была такова, что «избыток энергии, если она не находила выхода, приносила ему мучения. Когда он не писал, то дрался, увлекался глубоководной морской охотой, охотился на диких зверей и т. д., то есть занимал себя до тех пор, пока чувствовал потребность в движении. Периоды такой сверхчеловеческой активности сменялись депрессиями. Тяжелые запои, случавшиеся в это время, можно рассматривать как попытки самолечения. Первый серьезный приступ депрессивного психоза начался вскоре после Первой мировой войны»[2]. 

 

Начиная с 1930- гг. Хемингуэй, находясь в состоянии депрессии, неоднократно заявлял, что хочет покончить жизнь самоубийством. Никто, разумеется, не принимал его слова всерьез.

 

Начиная с середины 1950-х гг. писатель испытывал сильную алкогольную зависимость. Он «напивался каждую ночь шотландским виски или красным вином и был совсем плох, когда соглашался наконец идти к себе в номер…Выпитая с утра текила или водка частично восстанавливала его силы ко времени ленча»[3]. В данном случае речь идет о том клиническом симптоме алкогольной зависимость, который называется абстинентным синдромом.

 

Став лауреатом Нобелевской премии, Хемингуэй столь знаменательной событие в своей  жизни воспринял на редкость своеобразно. Он заявил, что рассматривает это награждение как «попытку убить его как писателя», потому что, по его мнению, никто из писателей, получивших Нобелевскую премию, «не написал потом ничего, что стоило бы читать». Лауреат не отказался от премии, но не поехал в Стокгольм, чтобы получить ее лично, к этому времени уже всем был известен его страх перед публичными выступлениями.

 

Когда в сентябре 1960 г. писатель отправился в Испанию, он пребывал в состоянии явного психического расстройства. Его мучили страхи, ночные кошмары, появился бред преследования. Наконец друзья уговорили его вылететь обратно в  Нью-Йорк. «Эрнест все время волновался, ему казалось, что за ним следят агенты Федерального бюро расследования, что местная полиция хочет арестовать его…Состояние Хемингуэя все ухудшалось. Появилась затрудненность речи, он с трудом связывал слова в фразы…30 ноября…врач и старый приятель Эрнеста…самолетом отвез его в Рочестер в штате Миннесота, где под чужим именем во избежание газетной шумихи уложил в клинику Мэйо…Но настоящим его несчастьем…было нечто более серьезное- нервное расстройство, вызывавшее в нем чувство постоянной подавленности…состояние депрессии не проходило, и его стали лечить электрошоком»[4].

 

В декабре 1960 г. Хемингуэю провели восемь сеансов электрошоковой терапии. Это метод использовался при лечении тяжелых депрессий, но как не посочувствовать писателю, который восклицал: «Какой смысл в том, чтобы разрушать мою голову, подрывать мою память- мое главное достояние- и выводить меня из строя. Это великолепный курс лечения, но при этом теряется пациент»[5].

 

В апреле 1961 г. писатель совершил первую попытку застрелиться. Он попадает в больницу, где каждые три часа ему дают сильное успокоительное средство и возле кровати круглосуточно дежурят сиделки. Но через три месяца, утром ( по утрам у депрессивных пациентов, как правило, особенно плохое самочувствие), Хемингуэй снова взял одно из самых любимых своих ружей, уложил два патрона в оба ствола, вставил дула в рот и нажал курок.

 

Творческая активность Эрнеста Хемингуэя напрямую зависела от доминирующего фона настроения и повышалась в гипоманиакальном состоянии. В 16 лет он уже писал стихи и рассказы в школьные журналы. В молодости обладал поистине завидной энергией. Работая журналистом, выдавал репортажи за двоих, и никогда в конце дня не выглядел усталым.

 

Как это не покажется странным, но творческий процесс у писателя отнюдь не носил лихорадочного характера. В 1925 г. Хемингуэй сказал одному своему приятелю: «Я пишу медленно и с большим трудом, и для этого моя голова не должна быть ничем забита. Когда я пишу, я должен переживать все это». В этом переживании, по всей вероятности, и заключалась его гениальная способность к воссозданию действительности. «Работал он по утрам в спальне, где в сете была прикреплена маленькая конторка, на которой хватало места только для стопки бумаги и нескольких карандашей, писал стоя. Иногда пользовался пишущей машинкой. Рядом на стене висел лист бумаги, на котором он в конце каждого рабочего дня записывал итог работы- количество написанных слов»[6]. 

 

Некоторые биографы считают, что самоубийство его отца повлекло изменение подхода автора к судьбе своих героев: с 1928 г. практически все мужские персонажи Хемингуэя умирают насильственной смертью. 

 

Таким образом, можно предположить,  что на фоне циклотимии у Хемингуэя постепенно сформировалось чередование очерченных маниакальных и депрессивных фаз, которые уже достигали уровня маниакально-депрессивного психоза. Несмотря на проводимое лечение, болезнь стала приобретать прогрессирующий характер, а аффективные фазы проявлялись психотическими приступами. В таких условиях продуктивное литературное творчество сделалось невозможным. К тому же в 1960 г. писатель ослеп, что наверняка усугубило его депрессию. В случае с Хемингуэем мы встречаемся с подсознательным выбором формы смерти, с повторением так называемого семейного сценария: писатель застрелился из того же самого ружья, что и его отец.

 

[1] Паскуаль А. Эрнест Хемингуэй. М.: АСТ, Транзиткнига, 2006. С. 14.

[2] Fiever R. Moodswing. The Third Revolution in Psychiatry. New York: W. Morrow & Co, 1975. C. 58.

[3] Хотчнер А. Е. Папа Хемингуэй.// Хемингуэй в воспоминаниях современников. М.: Художественная литература; ТЕРРА, 1994. С. 465-466.

[4] Грибанов Б. Т. Эрнест Хемингуэй. М.: Молодая гвардия, 1971. С. 438-439.

[5] Хотчнер А. Е. Папа Хемингуэй.// Хемингуэй в воспоминаниях современников. М.: Художественная литература; ТЕРРА, 1994. С. 497.

[6] Грибанов Б. Т. Эрнест Хемингуэй. М.: Молодая гвардия, 1971. С. 186.

Ги де Мопассан

 

Ги де Мопассан ( 1850-1893)- французский писатель, гениальный романист и автор новелл, которые по праву считаются шедеврами мировой литературы, один из последних великих реалистов 19 в. Его болезнь может служить примером т. н. вторичной депрессии, которая возникает как симптом развивающегося психического расстройства- прогрессивного паралича.

 

У Мопассана имела место психопатологически отягощенная наследственность. Отец, по природе своей ловелас, оставил мать и едва узнавал сына, хотя и не ссорились с ним. Мать «страдала истеро-эпилептическими припадками, во время которых она впадала в страшное возбуждение. Пыталась неудачно покончить самоубийством путем повешения и путем отравления опием[1]».

 

В 1877 г. Мопассан радостно сообщает своему другу: «У меня сифилис, наконец-то настоящий, а не жалкий насморк…нет, нет, самый настоящий сифилис, от которого умер Франсуа 1»[2].

 

Подобно большинству своих современников, он считал, что сифилис не обязательно заразен и вылечиться от этой болезни можно, принимая пилюли с ртутью и йодистым калием. Но уже с 1879 г. у Мопассана отмечаются без видимой причины сменяющие друг друга приступы маниакального и депрессивного состояния, он легко переходит от бурного веселья к беспросветному унынию. Прогрессивно нарастающие эмоциональные нарушения были обусловлены органическим (вернее, инфекционным) поражением головного мозга сифилитическими спирохетами. Но диагностика того времени при отсутствии лабораторных исследований, разумеется, была не на высоте, поэтому писателю упорно выставляли диагноз «неврастения», хотя уже появлялись бредовые идеи величия»[3].

 

Несмотря на эту «неврастению», частую бессонницу и постоянные головные боли, он в период между 1880 и 1890 г. написал свои лучшие произведения.

 

С 1884 г. у Мопассана усиливаются потребность в одиночестве и отвращение к жизни. С 1885 г. (в 35 лет!) начинается расстройство зрения, и он вынужден сократить свою творческую деятельность. Все его последние произведения наполнены тоской и печалью. В 1887 г. «тысячу раз приходя в отчаяние от боли, которую причиняют ему глаза, от бесконечных мигреней, от галлюцинаций, холодно взвешивая возможность победы безумия, Ги думает о самоубийстве. Он говорит об этом почти теми же словами, что и его герои»[4].

 

Сифилис головного мозга на первых этапах часто проявляется расстройством эмоциональной сферы. Так и у Мопассана «шутовская эйфория сменяется периодами глубокой депрессии, все более частыми и длительными. <…> бурная подвижность и неутомимые физические упражнения сменялись периодом депрессии и упадка. Душа общества, весельчак вдруг преображался в существо апатичное и унылое»[5].

 

Задолго до помещения в психиатрическую лечебницу состояния тоскливости у Мопассана стали усиливаться до такой степени, что приходили мысли о самоубийстве, которое он и попытался в конце концов осуществить. За несколько дней до попытки суицида Мопассан пишет: «Я чувствую себя все хуже и хуже, не могу ничего есть, голова идет кругом…Я умираю. Я думаю, что через два дня меня не будет в живых»[6]. В начале января 1892 г. Мопассан находился в гостях у матери. Ночью пытался покончить с собою, нанеся глубокую рану ножом в горло, после чего был помещен в психиатрическую больницу. 

 

Попытка суицида не удалась, он был спасен, но уже никогда больше не вернулся к сознательной жизни. Через полтора года Мопассан умер в лечебнице.

 

С первых же шагов литературной деятельности пессимизм стал основой его произведений, в которых «дало себя чувствовать то мрачное настроение, которое в нем постепенно усиливалось… Постоянным спутником произведений Мопассана, особливо позднейших, является страх смерти. С каким-то болезненным упорством он описывает последние минуты многих из своих персонажей, изображая различные способы смерти»[7]. 

 

W. Lange-Eichbaum и W. Kurth[8] считают, что в 1882-1885 гг. у Мопассана произошел резкий подъем творческой продуктивности благодаря психическим нарушениям. Они убеждены, что его «произведения, из-за патологического компонента (нарушения настроения, галлюцинации и т. д.) интересны и оригинальны по содержанию, но форма более уже повреждена».

 

[1] Сегалин Г. В. Патогенез и биогенез великих и замечательных людей.// Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатологии), 1925. Вып. 1, т. 1, с. 5-58. 

[2] Лану А. Мопассан. М.: ТЕРРА, 1997. С. 134.

[3] Vierordt H. Medizinisches aus der Geschihte. 3. Auflage. Tubingen: Verlag der H. Lauppschen Buchhandlung, 1910.C. 174.

[4] Лану А. Мопассан. М.: ТЕРРА, 1997. С. 253.

[5] Там же. С. 87, 315.

[6] Зиновьев П. М. Душевные болезни в картинах и образах (психозы, их сущность и формы проявления)/ Под ред. П. Б. Ганнушкина. М.: Изд-во М. и С. Сабашниковых, 1927. С. 39.

[7] Булгаков Ф. И. Ги де Мопассан. Полн. собр. соч. и письма. В 15 тт. Т. 12. СПБ: Просвещение, 1910. С. 196, 208.

[8] Lange –Eichbaum W., Kurth W. Genie, 

Irrsinn und Ruhm. Genie-Mythus und Pathographie des Genies. 6. Aufl. Munchen-Basel: Reinhardt, 1967. C. 461.

Генрик Ибсен

 

Генрик Ибсен (1828-1906)- норвежский драматург, поэт, публицист и один из создателей национального норвежского театра. Судьба «наградила» его наследственной психопатологией по линии матери, которая отличалась замкнутостью и нелюдимостью. Существует легенда, что настоящим отцом Ибсена был талантливый поэт, который хвалился этим фактом в состоянии опьянения.

 

Генрик рано обнаружил необычайную для ребенка серьезность. Он не любил играть и не резвился, как другие дети. «Все это развило в нем замкнутость и нелюдимость, задатки которых были в нем наследственными; это заставило его глубже уйти в себя, сделало молчаливым, серьезным и тихим. Жизнь для него не заключалась в общении с другими; его жизнь сосредоточивалась в мире мыслей и грез»[1].

 

Банкротство и ранняя смерть отца оставили семью без средств к существованию. Жестокость матери, горечь нищенства и унижений, неудачи первых творческих начинаний- все это наложило отпечаток на его характер. На протяжении ряда лет дела у Ибсена шли неважно. Драматург становился все более неряшливым, запустил свою работу, не являлся на заседание дирекции Норвежского театра, которую возглавлял. Случалось, что подвыпивший Ибсен сидел в одном из кабачков в то самое время, когда ему надлежало выступать с отчетом на заседании правления. Ко всему прочему Генрик Ибсен считал себя больным. В то время его болезнь толковали по-разному, чаще всего упоминалась «нервная лихорадка»; сейчас нам ясно: это была депрессия, тяжелая, угнетающая депрессия»[2]. Веками люди прибегали к спиртному как антидепрессанту, не избежал этой традиции и наш герой. Бывало, что в пьяном виде Ибсен устраивал на улице скандал, и жене приходилось отводить его домой.

 

Много лет он оставался в высшей степени уязвимым и ранимым, а его психическое состояние было крайне неустойчивым: веселая общительность сменялась приступами буйной ярости, наивная восторженность- почти мелочной мстительностью.

 

У Ибсена мы находим своеобразную теорию о природе гения, согласно которой главным его качеством является способность к страданию. Один из героев пьесы Ибсена говорит: «Искусству скальда не учатся. Я получил дар к страданию и стал певцом»[3]. Никто из психиатров не устанавливал драматургу диагноз маниакально-депрессивного психоза. Но «даже во второй, триумфальной половине своей жизни маятник его настроений раскачивался от остро переживаемого комплекса неполноценности до мании величия»[4]. В приступах депрессии он переживал острое чувство бесплодности, а в маниакальных состояниях «входил в вечность».

 

В 1899 г. Генрик Ибсен написал пьесу, которая называлась «Когда мы, мертвые, пробуждаемся», добавив к ней подзаголовок «Драматический эпилог». Вскоре он перенес кровоизлияние в мозг, его парализовало, и последние семь лет Ибсен прожил совершенно беспомощным, не написав больше ни единой строки.

 

Таким образом, можно предположить, что в первые десятилетия жизни Ибсен представлял собой типичную шизоидную личность. Впоследствии на фоне личностного расстройства стали развиваться клинически очерченные депрессивные эпизоды, которые чередовались с гипоманиакальными. Так что предположение о легкой форме биполярного аффективного расстройства у Ибсена вполне допустимо.

 

[1] Ганзен А. И П. Жизнь и литературная деятельность Ибсена. Ибсен Г. Полн. собр. соч. В 4 тт. (приложение к «Ниве»). Т. 4. СПб: Изд. т-ва А. Ф. Маркс, 1909. С. 555-556.

[2] Хейберг Х. Генрик Ибсен. М.: Искусство, 1975. С. 88.

[3] Арнаудов М. Психология литературного творчества. М.: Прогресс, 1970. С. 196.

[4] Гарин И. И. Век Джойса. М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2002. С. 45.

Михаил Зощенко

 

Михаил Михайлович Зощенко (1895-1958)- писатель-сатирик, переводчик, создавший неповторимые образы героев-обывателей с примитивным взглядом на окружающее и обвиненный в 1946 г. в клевете на советскую действительность, уже много лет ассоциируется в нашем воображении с искрометным юмором. Но Зощенко не первый и не последний писатель-сатирик, чей характер и судьба оказались далеко не юмористическими. Уничтожающая критика секретаря ЦК ВКП(б) А. А. Жданова была Зощенко, если можно так выразиться, «вполне заслужена». Писал бы меньше фельетонов и больше верноподданнических «Рассказов о Ленине», и жизнь сложилась бы благополучнее.

 

Личность Михаила Зощенко- достаточно сложная в психопатологическом отношении. В подходящем для бурных эмоциональных реакций возрасте, в 18 лет, Зощенко, получив на выпускных экзаменах «единицу», попытался в первый раз покончить жизнь самоубийством, для чего проглотил кристаллы сулемы. В своей «Автобиографии» писатель делает многозначительную поправку причины суицидальной попытки: «Скорей от бешенства, чем от отчаяния»[1].

 

Его психическая несостоятельность бросается в глаза из перечисленных им самим биографических событий: «Арестован- 6 раз. К смерти приговорен- 1 раз. Ранен- 3 раза. Самоубийством кончал- 2 раза. Били- три раза. И также бесконечные скитания и профессии»[2]. Даже с учетом того беспокойного времени это явный перебор. Геройская служба в армии (офицер и кавалер четырех боевых орденов- Святого Станислава и Святой Анны!) не повлияла положительным образом на психопатологическое развитие личности. Уже армейские врачи неоднократно устанавливали Зощенко диагноз «неврастения», а его ипохондричность и периодические депрессии все больше бросались в глаза окружающим.

 

В середине 1920-х годов, будучи в зените своей писательской славы, по воспоминаниям Корнея Чуковского, Зощенко живет «одиноко, замкнуто, насуплено. Жена его живет отдельно. Он уже несколько дней не был у нее. Готовит он себе сам на керосинке, убирает свою комнату сам и в страшной ипохондрии смотрит на все существующее. «Ну на что мне моя «слава»,- говорил он. –Только мешает! Звонят по телефону, пишут письма! К чему? На письма надо отвечать, а это такая тоска!»[3].

 

Супруга Зощенко прощала мужу все, потому что понимала: это не дурной характер, это- болезнь. По той же причине терпела она и его измены, так как «бесконечными любовными похождениями он старался заглушить хандру»[4]. 

 

Следует заметить, что именно в это время, с 1922 по 1926 г.- вышло 25 сборников рассказов Зощенко. За 5 лет- 25 книг! Здесь, однако, уместно привести замечание самого писателя: «От хорошей жизни писателем не становятся. Надо что-то претерпеть или вообще быть больным»[5].

 

 

Заболевание продолжало прогрессировать, лекарства не помогали, от прописанных водных процедур становилось хуже. Кризис наступил в 1926 г., когда писатель почти перестал есть и чуть не погиб от голода. В 1928 г. ипохондрическая депрессия одолевает Зощенко до такой степени, что он не в силах работать, и ему приходится отказываться от уже заключенных договоров. Как все невротики, он не скрывает своей болезни, постоянно упоминая о ней в письмах и разговорах.

 

Психический недуг Зощенко подтолкнул его к оригинальному творческому подходу. Он решил написать «жизнерадостную книгу», чтобы «стать как другие люди». Первым шагом к грядущей смене курса стала повесть «Перед восходом солнца». Обратим внимание на примечательное совпадение- смена литературного направления происходила у Зощенко одновременно с ходом исцеления от депрессии. Такая синхронность наталкивает на предположение, что это не просто совпадение, что имело место не просто независимые друг от друга параллельные процессы. Талант и невротическое состояние оказались у Зощенко в соседстве и взаимодействии, поскольку имели общую основу- крайне чувствительную психику.

 

Итак, писатель решил бороться со своей депрессией самостоятельно. В основу подхода Зощенко положил учение академика И. П. Павлова и теорию Зигмунда Фрейда, выкинув из нее «лжеучение» о детской сексуальности и Эдиповом комплексе. Самолечение, как это часто бывает у творческих личностей, переплелось с творчеством. Интерес, вызванный психоанализом, послужил первой ступенькой к написанию знаменитой «психотерапевтической» книги «Перед восходом солнца». В ней Зощенко раскрывает потаенные уголки своей души. Он пытается разобраться в соей меланхолии, исследуя случаи из жизни, которые, по его мнению, послужили причиной его душевного расстройства.

 

Однако повесть вызвала такой скандал, что уже начатая публикация была прервана и ее вторую часть- «Повесть о разуме- опубликовали только в 1972 г. Зощенко обратился с письмом к Сталину, прося его лично ознакомится с книгой и не верить критикам. Ответом стал очередной поток ругани в журнале «Большевик», где повесть была названа «галиматьей», нужной лишь врагам нашей родины». В августе 1946 г. появилось Постановление Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград», в котором подверглись жесточайшей критике редакции обоих журналов «за предоставление литературной трибуны писателю Зощенко, произведения которого чужды советской литературу». Жданов о повести «Перед восходом солнца» выразился так: «В этой повести Зощенко выворачивает свою подлую душонку, делая это с наслаждением, со смакованием». Его доклад послужил сигналом к исключению Зощенко из Союза писателей СССР.

 

Исследуя в повести собственную сферу бессознательного, Зощенко предвосхитил ряд научных исследований в этой области. В настоящее время получил распространение психотерапевтический метод «терапия творческим самовыражением», предложенный отечественным психиатром М. Е. Бурно. Он применяется для лечения людей с тягостным переживанием своей неполноценности, с тревожными и депрессивными расстройствами. В основе «терапии творческим самовыражением» лежат две идеи. Первая заключается в том, что человек, страдающий психопатологическим расстройством, может узнать и понять особенность своего характера, своих психических расстройств. Вторая идея состоит в том, что, узнав сильные и слабые стороны своего характера, пациент может смягчать свое состояние, так ка любое творчество высвобождает большое количество позитивной энергии, любое творчество целебно. Сказанное в полной мере можно отнести к Зощенко.

 

Однако, излечившись, Зощенко в определенной степени себя обокрал, т. к. напрочь лишился чувства юмора. Этот факт подтверждает и относящееся к 1953 г. воспоминание композитора Евгения Шварца: «Рассуждения его очень уж не подходили на сочинения. В них начисто отсутствовало чувство юмора. Они отвечали строгой и суровой, и, как бы точнее сказать, болезненной стороне его существа»[6]. С психиатрической точки зрения правомерно квалифицировать этот феномен как эмоциональное снижение личности, которое постепенно развивается в процессе течения, например, шизофрении. Получается, что гениальным сатириком Зощенко был, пока не избавился от своей депрессии. Произведения, созданные им в 1950-е гг., уже мало чем отличаются от соседствующих с ними на журнальных страницах рассказов и фельетонов других авторов.

 

Еще раз подчеркнем интересный в эвристическом плане факт: пока писатель страдал депрессивным неврозом, он создавал великолепные сатирические произведения. Излечившись, потерял этот дар.

 

[1] Зощенко М. М. Автобиография// Лицо и маска Михаила Зощенко. Сборник. М.: Олимп-ППП, 1994. С. 13.

[2] Гриневич В. С. Искусство современной эпохи в свете психопатологии.//Клинический архив гениальности и одаренности (Эвропатологии). 1928. вып. 1, Т. 4, С. 49.

[3] Чуковский К. И. Дневник. (1901-1929). М.: Советский писатель, 1991. С. 363.

[4] Лыкова И. История одной болезни.// «Цитата. Классики глазами современников.№5-6. 2008. С. 48.

[5][5] Слонимский М. Л. Воспоминания. Слонимский М. Л. Собр. соч. В 4 тт. Т. 4. Л.: Советский писатель, 1970. С. 48.

[6] Шварц Е. Л. «Живу беспокойно…» Из дневников. Л.: Советский писатель, 1990. С. 288.

Иоганн Вольфганг Гете

 

 

Иоганн Вольфганг Гете (1749-1832) был не только основоположником немецкой литературы Нового времени, но и государственным деятелем, мыслителем и естествоиспытателем. 

Отец его был императорским советником, бывшим адвокатом, мать- дочь городского старшины. Отец Гете был педантичным, требовательным, неэмоциональным, но честным человеком. От него сыну впоследствии передались тяга к знаниям, скрупулезное внимание к деталям, аккуратность и стоицизм. Мать привила своему сыну любовь к сочинению историй, она была для Гете образцом сердечной теплоты, мудрости и заботы. 

 

 

Дом Гете был хорошо обставлен, там была обширная библиотека, благодаря которой писатель рано познакомился с «Илиадой», с «Метаморфозами» Овидия, прочитал в оригинале сочинения Вергилия и многих поэтов-современников.

 

В раннем возрасте увлекался классической поэзией, театром. 1765 г., будучи студентом Лейпцигского университета, начал писать. В 1770 г. перешел в Страсбургский университет, где заканчивает свое юридическое образование и вместе с тем занимается медициной и естественными науками.

 

Личность Гете анализировали многие психиатры, и практически все сходились в том, что у него присутствовали как гипоманиакальные, так и субдепрессивные фазы. Так что склонность к циклоидности у поэта можно считать еще самой благоприятной формой имевшейся психопатологической отягощенности.

 

Уникальны обстоятельства рождения будущего гения. Гете родился в состоянии асфиксии- удушья, которое возникает в ходе трудных родов. Асфиксия приводит к тому, что организм новорожденного получает недостаточно кислорода, происходит его отравление из-за избытка углекислого газа в крови и тканях. Это особенно опасно для мозга и часто сказывается на умственном развитии ребенка. По всем меркам даже сегодняшней медицины Гете должен был вырасти человеком с задержкой психического развития. Но он стал гением!

 

В юности Гете характеризовался как «надменный фантазер… и щеголь; но на его роскошных нарядах лежит печать столь нелепого вкуса, что он всегда выделяется среди всех студентов»[1]. Основные свойства его личности в это время- ветреный, рассеянный, непостоянный, вспыльчивый, причудливый, неуравновешенный, таким он остался в памяти очевидцев.

 

«Его настроение беспрестанно колебалось, а длительные периоды духовной бесплодности и застоя прерывались короткими периодами душевного, эротического и поэтического возбуждения с упорядоченной цикличностью»[2].

 

Так и со мной: вдруг скорбь и тоска овладевают

сердцем[3].

(Гете)

 

в 1766 г. в очередном гипоманиакальном состоянии неожиданно для всех проявляется гениальность юноши, прежде невидимая за его причудами. Гете берется за грандиозные замыслы, но все начатые произведения остаются незавершенными. Однако в бурном творческом потоке за один месяц рождается без всякого плана и без единого наброска роман «Страдания молодого Вертера». «Мы смело можем принять душевное состояние Вертера, изображенное в первой части романа, за душевное состояние самого Гете»[4],- считают биографы Гете.

 

Некоторые авторы сообщают, что когда он писал своего Вертера, то так глубоко перевоплотился в психику героя, что «долгое время носился с мыслью о самоубийстве, выжидая лишь благоприятной минуты, и никогда не ложился спать без того, чтобы не класть рядом с собой кинжал»[5].

 

«Жизненная кривая» Гете аналогична кривой маниакально-депрессивного больного: «то возрастающая в течение года творческая «засуха», поэтическая бесплодность, одиночество и дурное настроение, то внезапные импульсивные поступки, рискованные действия беспокойного поведения, бесшабашная жажда жизни, эротическое возбуждение и гениальная продуктивность, а затем- повторный спад»[6]. Таким образом, эмоциональная циркулярность если и не способствовала проявлению его гениальности, то, безусловно, постоянно влияла на механизм творческого процесса.

 

В приведенном материале видна зависимость творчества от доминирующего эмоционального фона. «Длительные периоды эндогенного дурного настроения позволяют думать о легкой циклофрении»[7]. Учитывая успешную карьеру Гете как государственного чиновника, многие авторы объявляют его эталоном «здорового гения». Но это далеко не так: колебания настроения у Гете явно происходили в рамках вполне конкретного расстройства- циклотимии. И надо признать- к счастью для мировой культуры.

 

[1] Людвиг Э. Гете. М.: Молодая гвардия, 1965. С. 8.

[2][2] Kretschmer E. genial Menschen. 2. Aufl. Berlin: Springer, 1931. C. 114.

[3] Цит. по кн.: Людвиг Э. Гете. М.: Молодая гвардия, 1965. С. 268.

[4] Людвиг Э. Гете. М.: Молодая гвардия, 1965., С. 82.

[5] Грузенберг С. А. Гений и творчество. Основы теории и психологии творчества. Л.: Изв-во П. П. Сойкина, 1924. С. 70.

[6] Kretschmer E. Genialt Menschen. 2. Aufl. Berlin: Springer, 1931. C. 122.

[7] Lange-Eichbaum W.,Kurth W. Genie, Irrsinn und Ruhm.Genie-Mythus und Pathographie des Genies. 6.Aufl. Munchen-Basel: Reinhardt, 1967. C. 371.

Всеволод Гаршин

 

Всеволод Михайлович Гаршин (1855-1888)- один из тех, кто в состоянии депрессии покончил жизнь самоубийством. Тяжелая психиатрически отягощенная наследственность исключала возможность вырасти ему психически здоровым человеком: в роду- циркулярные психозы, самоубийства, алкоголизм, прогрессивный паралич.

 

Всеволод с детства отличался впечатлительностью и склонностью к грусти. В концу 1872г., когда он перешел в последний класс гимназии, произошла манифестация того психического расстройства, которое у него периодически обострялось и в конце концов послужило причиной гибели. Сейчас уверенно можно говорить, что речь идет о биполярном аффективном расстройстве (маниакально-депрессивном психозе).

 

Началось заболевание по маниакальному типу- с сильного возбуждения и повышенной деятельности. Квартиру брата Гаршин превратил в лабораторию, придавал своим опытам мировое значение и старался привлечь к ним можно больше внимания посторонних. Его поведение стало настолько неадекватным, что юношу пришлось поместить в больницу Св. Николая в Санкт-Петербурге. Все последующие маниакальные фазы болезни у него после переходного нормального периода чередовались с депрессивными.

 

Депрессивные состояния у Гаршина выражались в следующей симптоматике: мучительная тоска, «страшная апатия», бессонница и упадок сил. Самое простое действие требовало большого напряжения. В депрессии Гаршин изменялся и физически: он горбился, голос становился слабым, походка вялой, ходил, «понуря голову, и, казалось, даже идти было для него неприятным и болезненным трудом»[1]. Целый день не мог ничего делать, а по ночам лежал до самого утра, страдая от бессонницы. Ничто не радовало его, само ощущение удовольствия становилось недоступным. У последнего состояния есть красиво звучащее на латыни название- «anaesthesia dolorosa psychica» («скорбное психическое бесчувствие») или на современном языке психиатров- депрессивная деперсонализация.

 

В феврале 1880 г. Гаршин обратился с просьбой о помиловании террориста, который покушался на графа М. Т. Лорис-Меликова, но получил отказ. «Позже охрипший, не переставая плакать, он рассказывал ужасную историю ( своего визита к диктатору), но не договаривал, прерывал, плакал и бегал в кухню под кран пить воду и мочить голову»[2]. После этого несколько дней плакал и наконец уехал из Петербурга. Очутился в Тульской губернии, бродил пешком, попал к Толстому в Ясную Поляну. Закончилось «путешествие» Гаршина тем, что родные, разыскав его, поместили в харьковскую больницу для душевнобольных (т.н. «Сабурова дача»). Это был один из самых тяжелых приступов психоза, потрясший его так сильно, что Гаршину потребовалось целых два года пребывания в лечебнице, чтобы приобрести относительное психическое равновесие.

 

Как правило, эндогенные депрессии обострялись у Гаршина весной и длились по два месяца. В остальное время он был «совершенно нормален, полнел, молодел и чувствовал себя отлично»[3].

 

Последнее обострение заболевания писателя началось весной 1888 г. по обычному шаблону. Психиатр А. Я. Фрей по каким-то причинам (возможно, недооценил тяжесть состояния больного?) отказался положить писателя в больницу. После мучительной бессонной ночи, в припадке безумной тоски, он вышел из своей квартиры, спустился несколько вниз и бросился с лестницы.

 

Творчество каждого писателя носит субъективный характер, но у Гаршина связь творчества с заболеванием приобретает крайний характер. Циклическое течение его психоза накладывает решающий отпечаток на творческую продуктивность, а зачастую и на содержание произведений. Профессор психиатрии Н. Н. Баженов, который одним из первых в начале 20в. заинтересовался литературным творчеством психически больных писателей, считал, что «этому же недугу мы обязаны в своем роде единственным художественным произведением…- «Красным цветком», в котором он изобразил до клинических тонкостей свое маниакальной состояние»[4]. Действительно, в рассказе клинически верно описана картина маниакальной спутанности сознания при маниакально-депрессивном психозе.

 

Состояния депрессии полностью лишали Гаршина творческой способности. Его брат вспоминал: «Найдет беспредметная тоска, расшатаются нервы. И вдруг целая повесть, так пластично сложившаяся в поэтическом воображении, улетает из головы, не оставляя никакого следа. А сознание продолжает работать, раскрывая весь ужас несбывшегося замысла»[5]. Сам писатель в письме от 1881 г. подтверждал печальное следствие депрессивного состояния: «Мое умение писать унесла болезнь безвозвратно. Я уже никогда ничего не напишу. А кроме этого- на что я способен!.. но что я писал в самом деле одними своими несчастными нервами и что каждая буква стоила мне капли крови, то это, право, не будет преувеличением»[6].

 

Известно, что гипомания встречается у многих великих людей и способствует интенсификации их творческой деятельности. Однако маниакально-депрессивный психоз- заболевание само по себе более тяжелое. У В. М. Гаршина описаны как маниакальные фазы, так и депрессивные; последняя депрессия, приобретя ажитированный характер, закончилась трагично- суицидом.

 

 

 

 

[1] Фаусек В. А. Памяти Всеволода Михайловича Гаршина// Современники о В. М. Гаршине. Воспоминания. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1977. С. 52-86.

[2] Короленко В. Г. Воспоминания о писателях// Короленко В. Г. Собр. соч. В 5 т. Т. 3. Л.: Художественная литература, 1990. С. 668.

[3] Малышев М. Е. О Всеволоде Гаршине// Современники о В. М. Гаршине. Воспоминания. Саратов Изд-во Саратовского университета, 1977. С. 45.

[4] Баженов Н. Н. Психиатрические беседы на литературные и общественные темы. М.: Тов-во типографии А. И. Мамонтова, 1903. С. 120.

[5] Гаршин Е. М. В. М. Гаршин. Воспоминания.// Современники о В. М. Гаршине. Воспоминания. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1977. С. 35.

[6] Цит. по кн.: Порудоминский В. И. Грустный солдат, или Жизнь Всеволода Гаршина. М.: Книга, 1986. С. 282.

Петр Вяземский

 

В русской поэзии за всю ее историю не бывало более знатного человека, чем князь Петр Андреевич Вяземский (1792-1878). И действительно, его регалий было не счесть: русский поэт, литературный критик, историк, переводчик, публицист, мемуарист, государственный деятель. Сооснователь и первый председатель Русского исторического общества (1866), действительный член Академии Российской (1839), ординарный член Императорской Санкт-Петербургской академии наук (1841). Отец историка литературы и археографа Павла Вяземского. Близкий друг и постоянный корреспондент А. С. Пушкина; их переписка считалась сокровищницей остроумия, тонкой критики и хорошего русского языка.

 

После смерти отца, в ранней молодости, Петр Вяземский остался единственным наследником большого состояния и занял блестящее положение в высших кругах столичного дворянства. Опекуном юного князя был назначен блестящий историк Карамзин; Вяземский в одном из своих стихотворений назвал его «вторым отцом».

 

Совсем мальчишкой, в 1807г., Вяземский увлекся карточной игрой и проиграл «около полумиллиона», над ним нависла угроза полного разорения. Так что, видимо, какие-то аффективные расстройства уже отмечались у него даже в таком юном возрасте. Но гипомания быстро сменилась противоположным настроением. Вяземский рано начал страдать приступами ипохондрии. У него развивались какие-то странные приступы «страшного беспокойства», за которыми следовало «трепетание членов тела».

 

В 1811г. Вяземский женился на княжне Вере Федоровне Гагариной (1790-1886). Брак оказался счастливым и прочным.

 

Вяземский участвовал в Отечественной войне с Наполеоном, добровольцем вступил в народное ополчение и принимал участие в Бородинском сражении в чине поручика. На поле боя спас раненого генерала А. Н. Бахметева, за что получил орден Святого Владимира 4-й степени с бантом. По мнению некоторых исследователей, рассказы Вяземского об участии в Бородине были использованы Львом Толстым во время создания «Войны и мир».

 

 

В 1813-1817 гг. Вяземский – один из плеяды перспективнейших молодых поэтов России. Он активно выступает в самых разных жанрах- от эпиграммы и дружеского послания до басни и сатирических куплетов, вступает в знаменитое литературное общество «Арзамас».

 

Тем не менее состояние его здоровья ухудшается. Особенно в 1835,и1837 и 1840-е гг., после смерти дочерей Прасковьи и Надежды ( из восьми детей князя его пережил только сын Павел) и Александра Пушкина. Во время приступов плохого настроения Вяземский начинает бояться поездов и поэтому путешествует в дормезе- большой карете со спальными местами. Хандра с бессонницей постоянно донимают его. Он пытается лечится, но ни назначенный врачом хлоралгидрат, ни опиум[1] не успокаивают «издерганные нервы».

 

Пью по ночам хлорал запоем,

Привыкший к яду Митридат,

Чтоб усладить себя покоем

И сном, хоть взятым напрокат.

Мне в тягость жить; хочу забыться,

Хочу не знать, что я живу,

Хочу от жизни отрешиться

И от всего, что наяву[2].

 

Финансовое положение и статус позволяли князю поправлять свое здоровье комфортными средствами. Он вице-директор департамента внешней торговли (1833-1846), управляющий Главного Заемного банка (1846-1853), член совета при министре финансов (1853-1855). Князь постепенно рос в чинах: статский советник (1833), действительный статский советник (1839), получал награды: орден Святой Анны 2-й степени с короной (1837), орден Святого Станислава 1-й степени (1848), неоднократно награждался денежными выплатами и арендой. В его жизнь прочно вошли всевозможные европейские курорты, он стал завсегдатаем германских Карлсбада и Баден-Бадена. Так как преувеличенная забота о здоровье отличала его всегда, он мчался туда при малейшем намеке на «болезнь». Сейчас не только сложно установить диагноз его заболевания, но даже и количество его болезней. Так, он писал в 1871г.: «Кроме главной моей болезни- ипохондрии в высшей степени, которой одержим я около двух лет, подвержен я еще частым болезненным припадкам».[3]

 

Можно только предполагать, что на раннем, невротическом этапе становления его соматизированной депрессии последняя часто сочеталась с тревожно-фобическими расстройствами. Поэтому вполне вероятно, что Вяземский страдал рекуррентным депрессивным расстройством, проявления которого носили полиморфный характер.

 

 

Как отразилось его психическое недомогание на творчестве?

 

Эмоциональное неблагополучие поэта стало проявляться уже в раннем поэтическом творчестве. Душевная тонкость, высокодифференцированная чувствительность и незаурядный интеллект позволяли поэту вычленить каждое из проявлений обрушившейся на него психической болезни и в своих произведениях поэтически изобразить мучившие его симптомы. Из причудливого сплава болезни и поэзии рождался повседневный писательский подвиг. Поскольку пессимистические мотивы в поэзии Вяземского к концу жизни становятся ведущей темой, сохраняется бессонница, нельзя исключить наличие хронически пониженного настроения- гипотимии как стержня лирической поэзии последнего периода творческой жизни князя.

 

Все сверстники мои давно уж на покое,

И младшие давно сошли уж на покой;

Зачем же я один несу ярмо земное,

Забытый каторжник на каторге земной?[4]

(«Все сверстники мои давно уж на покое…»,1872г.)

 

Переживание одного из болезненных симптомов- неумолимо-безжалостной бессонницы- становится темой многих стихотворений. Бессонница- частый признак депрессии- с 1822г. сопутствовала болезни князя, а с 1837г. стала уже привычным ему симптомом.

 

Столь продолжительное биологическое и творческое  долголетие , какое мы встречаем у Вяземского, как бы отвергает саму возможность психического расстройства. Однако мы видим, что ипохондрическая депрессия, протекавшая у поэта в рамках невротического расстройства, была ему присуща на протяжении многих лет жизни. Стойкая бессонница также являлась следствием депрессивных состояний. Очень вероятно предположение о соматизированном расстройстве, которое нередко сопровождается тревожно-депрессивной симптоматикой. Это расстройство состоит из повторно возникающих разнообразных соматических симптомов, которые длятся на протяжении многих лет. Установить в наше время точный соматический диагноз Вяземского вряд ли представляется возможным. Вполне доказанным может быть мнение о рекуррентном депрессивном расстройстве. Но главный вывод, какой мы можем сделать,- депрессия не только не помешала творчеству поэта, но и привнесла в него уникальной своеобразие.

 

[1] Опийная настойка на спирту под названием «лауданум» в то время назначалась при многих заболеваниях, в том числе и для успокоения «издерганных нервов».

[2] Вяземский П. А.//Русская поэзия 19 века. Т. 1. М.: Художественная литература, 1974. С. 335.

[3] Бондаренко В. В. Вяземский. М.: Молодая гвардия, 2004. С. 643.

[4] Вяземский П. А. // Русская поэзия 19 века. Т. 1. М.: Художественная литература, 1974. С. 333.

Вирджиния Вульф

 

Литературный стиль английской писательницы Вирджинии Вульф (1882-1941) близок к классическому «потоку сознания». Это модернистское направление в литературе претендует на непосредственное воспроизведение душевной жизни и переживаний автора. «Поток сознания» часто представляет собой предельную степень, крайнюю форму «внутреннего диалога», в нем объективные связи с реальной средой нередко трудно восстановимы.

 

И в ее случае не обошлось без наследственности: двоюродный брат Вирджинии скончался в психиатрической больницу.

 

Как и большинство европейских модернистов, Вирджиния Вулф вышла из культурной семьи (отец- сэр Лесли Стивен был ведущим литературным критиком Англии) и с самого детства была погружена в атмосферу духовности. Их дом по праву считался средоточием духовной жизни Лондона начала века. Поэтому не стоит удивляться редкой начитанности и эрудиции Вирджинии, не посещавшей ни школу, ни университет, ибо ее детской стала гигантская библиотека отца.

 

Тем страшнее оказалось испытание, которое судьба устроила ей, когда Вирджинии только исполнилось тринадцать лет. К ним в Лондон приехали погостить двое племянников ее матери: молодые люди поступали в университет. Как-то поздно вечером, вернувшись с очередной прогулки по барам, они застали в библиотеке Вирджинию: юная леди спустилась, чтобы выбрать себе книгу. Облик Вирджинии в одной ночной рубашке показался пьяным кузенам настолько возбуждающим, что они напали на девушку и попытались ее изнасиловать. На крики Вирджинии прибежали слуги, но ущерб психике был нанесен серьезный. Не найдя поддержки и утешения у родных, Вирджиния впала в тяжелую депрессию. А когда той же осенью, простудившись в театре, умерла от воспаления легких ее мать, Вирджиния в первый раз пыталась покончить с собой.

 

У нее начинают отмечаться клинически выраженные приступы тревожной депрессии ( в 1895, 1904, 1910гг.). сама она об этих приступах позднее вспоминала с ужасом. Она начинает производить на других людей впечатление человека «не от мира сего», и это часто становится причиной ее отчуждения от них и делает общение невозможным. Она начинает слышать голоса, у нее появляются галлюцинации. В связи с этим ей по нескольку месяцев подряд приходится проводить в психиатрических больницах.

 

В 1912г. она выходит замуж за Леонарда Вулфа, писателя, журналиста. Брак стал союзом уважающих друг друга людей. В 1917г. супруги основывают издательство «Хогарт Пресс», откуда вышли в свет все произведения писательницы. Вирджиния сама набирала, редактировала тексты. Издательство, поначалу не приносившее прибыли, стало надежным источником доходов семьи Вулф. Леонард создал идеальные условия для работы им обоим, он всячески поддерживал Вирджинию.

 

Во время обострения болезни в 1913-1914 гг. Вирджиния в состоянии перехода от возбуждения к депрессии приняла смертельную дозу веронала, но была спасена быстрым медицинским вмешательством. К концу 1914 г. наметилось серьезное улучшение, но уже в марте 1915 г. имел место приступ мании.

 

 

 

Писательница была очень требовательна к себе и своим работам, переписывала романы десятки раз. Сильная психическая нагрузка не проходила бесследно: после окончания произведений она впадала в тяжелейшие депрессии. Существует интересное замечание одного из биографов о том, что писательница «научилась использовать свои подступавшие временами галлюцинации как топливо для творчества»[1].

 

С началом второй мировой войны страх за мужа, который был евреем, стал причиной нового витка приступов. Их лондонский дом был разрушен во время бомбежки. После завершения работы над последней (посмертно опубликованной) новеллой-  «Между актами»- Вирджиния Вулф вновь решилась свести счеты с жизнью.

 

Посчитав, что больше не может мучить Леонарда ( Вирджинию не оставляло характерное для пациентов с депрессией чувство самообвинения и чувство самоуничижения) и что без нее ему будет легче, Вулф, оставив письмо мужу и сестре, 28 марта 1941г. надела пальто, наполнила карманы камнями и утопилась в реке. В предсмертной записке Вирджиния Вулф написала: «У меня чувство, что я сошла с ума. Я не могу больше этого выносить. Я слышу голоса и не в состоянии сконцентрироваться на работе. Я пыталась бороться с этим, но ничего не помогает…»[2]

 

Любопытное толкование самоубийства, совершенного путем утопления, дают психоаналитики. Стремясь уйти из непереносимо тяжелой для него жизни, человек желает вернуться «к безмятежному внутриутробному существованию»[3].

 

[1] Ганн Б. Вирджиния Вулф: холодное сердце// Караван историй. Март, 2005. С. 147.

[2] Там же. С. 145.

[3] Меннингер К. Война с самим собой. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. С. 72.

Евгений Баратынский

 

Русский поэт Евгений Баратынский (1800-1844) в истории литературы оставил след как поэт-мыслитель, поэт-метафизик, мастер в жанре элегий. В. Г. Белинский, русский философ и литературный критик, считал, что «из всех поэтов, появившихся вместе с Пушкиным, первое место бесспорно принадлежит Баратынскому….Он, по натуре своей, призван быть поэтом мысли».[1]

 

Однако сам Баратынский свой талант ценил невысоко, считая, что он «беден дарованьем». Поэт писал: «Мой дар убог, и голос мой негромок»[2] (1828).

 

Сегодня поэзия Баратынского незаслуженно предана забвению. Немногие могут похвастаться тем, что помнят его строки. Интересно, что при жизни Баратынский также не был популярен. Недоступность творчества Баратынского для большинства его современников отметил еще Пушкин: «Из наших поэтов Баратынский всех менее пользуется благосклонностью журналов- от того ли, что верность ума, чувства, точность выражения, вкус, ясность и стройность менее действуют на толпу, нежели преувеличение ( exageration) «модной поэзии», или потому, что поэт некоторых критиков задел своими эпиграммами[3]. <…> Баратынский принадлежит к числу отличных у нас поэтов. Он у нас оригинален- ибо мыслит”[4]. “Он,- продолжает Пушкин,- один из первостепенных наших поэтов…Время ему занять степень, ему принадлежащую, и стать подле Жуковского и выше Батюшкова”[5].

 

По замыслу родителей (отец его был генерал-адъютантом, мать- фрейлиной), Евгений предназначался к аристократической карьере и отдан был в Пажеский корпус.

 

Прежде чем перейти к описанию его депрессивного состояния, отметим отягощенную в психопатологическом отношении наследственность: родители и братья отличались неустойчивостью в эмоциональной жизни. Другими словами, все они обладали каким-то патологическим дефектом аффективной сферы.

 

Баратынскому с юношества было  свойственно смотреть на мир через «мрачное стекло». А тут еще напасть приключилась: во время учебы в Пажеском корпусе он, под влиянием дурной компании, оказался соучастником кражи довольно крупной суммы денег, за что и был исключен. Глупая мальчишеская выходка оказалась преступлением.

 

Наказание так потрясло Баратынского, что наложило отпечаток на его характер и всю последующую судьбу. Он признавался позднее, что в ту пору «сто раз был готов лишить себя жизни»[6]. Однако еще из детских и юношеских писем Баратынского видно, что он духовно созрел очень рано и с первых лет сознательной жизни уже был склонен видеть все в мрачном свете. 8-летним ребенком, из пансиона, он писал матери о своих школьных товарищах: «Я надеялся найти дружбу, но нашел только холодную и аффектированную вежливость, дружбу небескорыстную: все были моими друзьями, когда у меня было яблоко или что-нибудь иное»[7].

 

Содержание поэзии Баратынского, центральное ядро его стихов- зыбкость всего земного, жажда веры, вечный разлад разума и чувства и, как следствие этого противоречия, глубокая печаль и неприятие реальности:

 

Век шествует путем своим железным,

В сердцах корысть, и общая мечта

Час от часу насущным и полезным

Отчетливей, бесстыдней занята.

Исчезнули при свете просвещенья

Поэзии ребяческие сны,

И не о ней хлопочут поколенья,

Промышленным заботам преданы.

(«Последний поэт»[8])

 

В рассвете юности, в возрасте двадцати лет, поэт грустит:

Судьбы ласкающей улыбкой

Я наслаждаюсь не вполне:

Все мнится, счастлив я ошибкой,

И не к лицу веселье мне.[9]

 

Мемуары поэта не сохранили развернутых описаний его психического состояния того периода, но он сам в стихотворной форме свидетельствует об эмоциональном неблагополучии своей душевной жизни:

 

Когда исчезнет омраченье

Души болезненной моей?

Когда увижу разрешенье

Меня опутавших сетей?

(«Когда исчезнет омраченье…», 1834[10]

 

Состояние Баратынского отягощалось еще обстоятельством,  о котором свидетельствовал А. И. Дельвиг, брат поэта А. А. Дельвига : «Все четверо братьев Баратынских любили выпить более должного»[11].

 

Тоскливое настроение Баратынского находило выход в творчестве. В 1824г. он пишет: «Дела мои все хуже…Это более, чем всегда, уводит меня к плетению рифм, доказывая, что истинное место- в мире поэтическом, ибо в мире существенности мне места нет…»[12]

 

Любопытно, и это особенность не одного Баратынского, что он находит положительные моменты в душевном страдании:

 

Поверь, мой милый друг, страданье нужно нам,

Не испытав его, нельзя понять и счастья…[13]

( «Поверь, мой милый друг, страданье нужно нам…», 1820г.)

 

Депрессия Баратынского, несомненно, носит наследственный характер, циклична в своих колебаниях противоположного характера (субдепресся сменяется гипоманией) и не несет в себе черт интеллектуального дефекта. Так что речь, по-видимому, идет о циклотимии. 

 

У человека с депрессией всегда характерны внешние проявления тоски. Друг поэта, Н. В. Путята, писатель и адъютант финляндского генерал-губернатора, описывает внешность Баратынского так: «Он был худощав, бледен, черты его выражали глубокое уныние»[14].

 

Творческое самовыражение в поэзии помогало Баратынскому переживать тяжелые длительные депрессивные состояния. Можно говорить о психотерапевтическом отношении поэта к своей болезни в духе современного метода психотерапии «терапия творческим самовыражением», создателем которого является наш современник, профессор М. Е. Бурно:

 

Болящий дух врачует песнопенье.[15]

(«Болящий дух врачует песнопенье…», 1832г.)

 

творческий процесс Баратынского отличается своеобразием, свойственным личности с депрессией. Как пишет в своих воспоминаниях Н. В. Путята, «болезненное чувство скромности, сохранившееся во всю жизнь, долго не позволяло ему явится на суд публики, испытать ее приговора»[16]. Нарушения в эмоциональной сфере были болезненной основой «направления ума» поэта. «Тоска», «унылость»- частое употребление этих слов в лирике Баратынского неслучайно. Рано появляется в поэзии и мотив смерти. Сниженное настроение рождает, помимо прочего, чувство враждебности окружающего мира и несет в себе пессимистический взгляд на будущее.

 

Страдаю я! Из-за дубравы дальной

Взойдет заря,

Мир озарит, души моей печальной

Не озаря.

Будь новый день любимцу счастья в сладость!

Душе моей

Противен он! Что прежде было в радость,

То в муки ей.[17]

(«Песня», 1827)

 

депрессивное расстройство- циклотимия- своеобразно обогатило поэзию Баратынского, придав ей меланхолический оттенок. Но, увы, этот талант особой лирики мысли не сделал его счастливым.

 

[1] Белинский В. Г. Стихотворения Баратынского. //Белинский В. Г. Собр. соч. В 3 т. Т. 2. М: ОГИЗ, 1948. С. 436.

[2] Баратынский Е. А. // Русская поэзия 19в. Т. 1. М.: Художественная литература, 1974. С. 366.

[3] Пушкин А. С. Полное собрание сочинений. Том 5. М.: Правда, 1954, С. 50. Статья «Бал» Баратынского, С. 50-52.

[4] Там же. С. 124. Статья «Баратынский», С. 124-126.

[5] Там же. С. 126. Статья «Баратынский», С. 124-126.

[6] Цит. по кн.: Максимов Н. Е.А. Баратынский по бумагам Пажеского корпуса.-РС, 1870, №9,С.315. 

[7] Цит. по кн.: Брюсов В.Я. Баратынский Е.А.// Новый энциклопедический словарь. Пг.: Изд. дело бывш. Брокгауз-Ефрон.-Т.5. 

[8] Баратынский Е.А.// Русские поэты. Антология русской поэзии в 6-ти тт. М.: Детская литература, 1966. С.52. 

[9] Баратынский Е.А.// Русская элегия 18- начало 20 века: Сборник. Л., 1991. С.34.

[10] Баратынский Е.А.// Русская поэзия 19века. Т1. М.: Художественная литература, 1974. С.389.

[11] Цит. по кн.: Юферев Л. А. Страданье и болезнь поэта Евгения Баратынского. Киров: Автор, 2009. С. 42.

[12] Баратынский Е. А. В кн.: Русская поэзия 19 века. Т. 1. М.: Художественная литература, 1974. С. 359.

[13] Там же. С. 388.

[14] Юферев Л. А. Для духа нет преград. Исследование эмоциональной жизни Е. А. Баратынского. Киров:иИзд-во ВятГГУ, 2007. С. 22.

[15] Песков А. М. Баратынский. Истинная повесть. М.: Книга, 1990. С. 262.

[16] Юферев Л. А. Для духа нет преград. Исследование эмоциональной жизни Е. А. Баратынского. Киров: Изд-во ВятГГУ, 2007. С. 17.

[17] Баратынский Е. А.// Русская поэзия 19 века. Т. 1. М.: Художественная литература, 1974. С. 344.

Рюноскэ Акутагава

 

Рюноскэ Акутагава (1892-1927)- японский

писатель, основной мировоззренческой чертой

которого  был скептицизм. Стихотворную цитату 

средневекового японского поэта Басе можно

напрямую отнести к нашему герою: 

…Хотел светлячка поймать я-

и напоролся на шип.[1]

 

Душевная болезнь матери оказала большое влияние на духовное формирование Акутагавы. Над ним всю жизнь тяготел страх безумия, ожидание того, что психическая болезнь матери может передаться и ему.  Уже в юности у него появились признаки психического расстройства, проявляющегося в слуховых и зрительных галлюцинациях, бредовых идеях. 

 

Но нас больше интересует депрессивная симптоматика его заболевания. С ранних лет Акутагава был заинтригован идеей добровольного ухода из жизни. «В юные годы даже провел эксперимент: сдавил себе горло веревкой и наблюдал по секундомеру, сколько времени длится умирание. Через минуту двадцать секунд, когда начало меркнуть сознание, остановился- это способ самоубийства писателю не понравился»[2]. 

 

В 1926 г. состояние Акутагавы ухудшилось настолько, что врачи посоветовали ему уехать из Токио и некоторое время пожить на горячих источниках. Но и там психическое состояние не улучшилось. «Я стал принимать еще больше снотворного»[3],- сообщает он в одном из писем 1926г.: «С головой у меня неладно. Утром минут десять- пятнадцать после того, как встаю,- все хорошо. Но малейший повод (например, мне не понравился ответ служанки)- и на меня находит невыразимая тоска»3.

 

У него все чаще появляются мысли о самоубийстве. По словам друзей, основной причиной самоубийства стали психическая болезнь наследственного психического недуга. Но была и еще одна причина: болезнь отнимала у писателя единственную его радость- способность творить. И однажды на рассвете он принял смертельную дозу веронала.

 

 

Я сейчас дослушаю

В мире мертвых до конца

Песню твою, кукушка![4]

 

В данном случае речь идет о суициде из-за осознания себя психически больным. Это событие достаточно редкое, поскольку осознание болезни и критичность по отношению к своему состоянию, как правило, у душевнобольных отсутствует.

 

Психическое расстройство Рюноскэ заметно отразилось на его творчестве. В своих произведениях он неоднократно касался тем безумия и самоубийства. Ни у одного из писателей в мире нет такого разнообразия описаний видов смерти, способов убийства и самоубийства. Характер мышления,  стилистика и сам выбор действующих лиц (оборотни, водяные-каппы, лешие-тангу и т. п.) в конце жизни писателя все сильнее отличаются от прежней повествовательной и реалистической манеры. Можно предположить, что психическое заболевание, постепенно захватывая Акутагаву, все больше изменяло и его творчество.

 

Повесть «В стране водяных»- искренний рассказ о внутреннем мире автора. Не будь у него боязни сойти с ума, это произведение никогда не появилось бы. Только предчувствие приближающейся катастрофы- полной потери рассудка могло заставить Акутагаву вести повествование от имени пациента психиатрической больницы. В эссе, написанном непосредственно перед суицидом, Рюноскэ Акутагава изобразил картину духовного кризиса и представил в выразительных образах вест путь человека к самоубийству. В силу этого само литературное произведение становится «клинико-психологическим материалом для изучения особенностей суицидального поведения как во время становления, так и при наличии пресуицидального синдрома»[5].

 

Писателю принадлежит характерная фраза: «Из всего, что свойственно богам, наибольшее сожаление вызывает то, что они не могут совершить самоубийство»[6].

 

Психиатрическая практика показывает, что многие депрессивные больные испытывают особенно сильную тоскливость ранним утром, когда и совершается большинство суицидальных попыток. При медленном развитии психического заболевания иногда может сохранятся критическое к нему отношение и понимание своей ненормальности. В этот период начинающиеся расстройства психики могут проявляться (за счет первичного нарушения мышления) лишь в сфере литературного творчества, что и видно в случае Рюноскэ Акутагавы. Когда же депрессивный аффект с идеями самоуничтожения полностью захватывает сознание (лечение антидепрессантами в то время отсутствовало), пациент оказывается не в силах противостоять своим суицидальным намерениям.

 

 

[1] Басе. Бусон. Исса. Летние травы. Японские трехстишия. М.: Толк, 1993. С. 30.

[2] Чхартишвили Г. Ш. Писатель и самоубийство. М.: Новое литературное обозрение, 1999. С. 446.

[3] Гривнин В. С. Акутагава Рюноскэ. М.: Изд-во МГУ, 1980. С. 246.

[4] Басе. Бусон. Исса. Летние травы. Японские трехстишия. М.: Толк, 1993. С. 216.

[5] Ефремов В. С. Основы суицидологии. СПб.: Диалект, 2004. С. 182. 

[6] Акутагава Р. Слова пигмея// Акутагава Р. Новеллы. М.: Художественная литература, 1974. С. 526.

  • Facebook
  • Twitter
  • Tumblr Social Icon
  • Instagram
 

Композиторы

 

Антонио Сальери

 

Итальянский композитор, дирижер и педагог Антонио Сальери (1750-1825) с 1788 года занимал высокую должность императорского капельмейстера Вены. На этом одном из самых важных музыкальных постов в Европе Сальери находился при трех императорах, до 1824 года. Его придворной карьере равным образом способствовали как дирижерский талант ( в Европе он считался одним из лучших дирижеров своего времени), так и его организаторские способности, и не в последнюю очередь дипломатический дар.

 

Пятнадцатилетним подростком Антонио Сальери попал в Венецию, где его музыкальной одаренностью заинтересовался представитель богатой фамилии Джованни Мочениго. Там юный Сальери впервые приобщился к оперному искусству. Композиторская карьера складывалась успешно: слава пришла к нему с первой же оперой- «Образованные женщины», поставленной в Вене в 1770 году. Всего он написал свыше 40 опер.

 

Распространено мнение о Сальери как о человеке мрачном и завистливом. Но в описании его современника и музыкального критика Иоганна Фридриха Рохлица композитор предстает перед нами как «радушный и любезный, доброжелательный, жизнерадостный, остроумный, неисчерпаемый в анекдотах, цитатах…изящный человечек, с огненно сверкающими глазами…»[1]

 

Возможно судьба слишком благоволила к Сальери? Он был едва ли не самым успешным композитором своего времени, при жизни Гайдна и Моцарта его официально признавали первым композитором Вены! Наверное, именно это сделало его естественным объектом зависти не столь удачливых коллег. Кроме того, он был чужаком: венский двор хоть и отдавал должное итальянцам, но «итальянское засилье» вызывало недовольство у многих австрийских композиторов.

 

Не поэтому ли последние годы жизни великого композитора были омрачены слухом о его причастности к смерти Моцарта, которые в 1831 году увековечил в своей трагедии А. С. Пушкин. Вряд ли поэт, создавая свою маленькую трагедию, отчетливо представлял себе личность Сальери. Для него это не было важным, потому что его произведения повествовали не о двух реальных композиторах 18 века, а о тех символах, которые они воплощали в его поэтическом воображении.

 

То, что Моцарт в своих письмах называл «кознями» Сальери, было скорее мелкими интрижками или просто недоразумениями, вызванными стечением обстоятельств. Вспомним, что композиторы, как и представители любой другой артистической среды, нередко грешили завистью друг к другу и не брезговали интригами. К тому же сам Моцарт с его язвительным языком и некоторой заносчивостью в обращении с коллегами вовсе не являлся образчиком ангельской кротости.

 

Обозначим последовательность событий: о причине смерти Моцарта, произошедшей в 1791 году, ходили разные слухи, как и полагается после неожиданной кончины любого великого человека. Среди них выделяют заговор масонов, месть любовника жены Моцарта Констанции, которая часто упоминала слова, якобы сказанные Моцартом: «Конечно, мне дали яд». Но миф, созданный Пушкиным, оказался самым гениальным, а потому и доминирующим. 

 

Разумеется, Антонио Сальери решительно отвергал эту чудовищную клевету, но не мог не переживать по такому поводу. Развилось депрессивное состояние, отягощаемое возрастными недугами, и с 1821 года в своих письмах он неоднократно сообщал о решении покончить жизнь самоубийством, то есть за два с половиной года до попытки реализовать свои суицидальные намерения, что свидетельствует о наличии у него депрессии уже в то время.

 

После совершения попытки самоубийства Сальери был помещен в клинику для душевнобольных. Тогда-то и сформировалось устойчивое мнение, будто в это время он сознался в отравлении Моцарта. Осенью 1823 года в газете появилось сообщение: «Антонио Сальери, первый капельмейстер императорского двора, признался в том, что отравил Моцарта». Через несколько дней последовало продолжение: «После исповеди и признания священнику разум Сальери помутился, и он пытался перерезать себе горло. Попытка первого императорского капельмейстера покончить с собой не удалось; по приказу императора его поместили в дом умалишенных».[2]

 

В июне 1824 года Антон Шиндлер[3] написал в разговорной тетради Бетховена: «С Сальери дела плохи…В бреду он постоянно повторяет, что виноват в смерти Моцарта и дал ему яд. Это правда, потому что он хотел покаяться в этом…»[4]

 

В последующем исследователи этой истории уже уверенно считали, что «старый композитор попытался покончить  жизнь самоубийством из-за дискуссии о причастности к смерти Моцарта».[5] Эта дискуссия продолжалась до самого последнего времени. В мае 1997 года суд, заседавший в главном зале миланского Дворца юстиции, заслушав свидетелей обвинения и защиты, а также врачей, наконец-то вынес оправдательный вердикт: Антонио Сальери Моцарта не убивал.

 

Посмертная слава Антонио Сальери, к сожалению, сродни незавидной славе Герострата. Однако в отличие от поджигателя храма Артемиды Эфесской Сальери столь скандальной известности у потомков не домогался. Но в силу трагического недоразумения его имя стало практически нарицательным.

 

Учитывая, что миф об отравлении Моцарта возник еще при жизни Сальери, логично предположить, что возникшая у композитора депрессия ( было бы странно, если бы он спокойно отнесся к сплетне подобного рода) носила реактивный характер. В связи с этим

Психотическое состояние престарелого Сальери ( в возрасте 73-74 лет) могло сопровождаться депрессивным бредом самообвинения.

 

 

 

[1] Цит. по: Самин Д.К. 100 великих композиторов. М.: Вече, 1999. С.91.

[2] Цит. по: Вейс Д. Убийство Моцарта. М.: Правда, 1991. С.22.

[3] Шиндлер Антон Феликс (1795-1864)- музыкант, мемуарист, секретарь Бетховена.

[4] Цит. по: Ноймайр А. Музыканты и медицина. Т.1: На примере Венской классической школы. Р.-н/Д: Феникс, 1997. С.175.

[5] Kerner D. Wolfgang Amadeus Mozarts Krankheiten und Tod// “Hess. Arzteblatt. Н.4. 1959. С.186.

Джоаккино Антонио Россини

 

Джоаккино Антонио Россини (1792-1868)- итальянский композитор, оказавший заметное влияние на оперное искусство 19 века, автор бессмертной оперы «Севильский цирюльник», написанной по комедии Бомарше. Среди его опер известны также «Отелло», «Сорока-воровка», «Золушка» и последняя, 39-я (!) опера- «Вильгельм Телль».

 

 Россини родился в семье музыкантов (отец- трубач и валторнист, мать- певица). В то возрасте, когда Моцарт и Бетховен давали публичные концерты, Джоаккино не проявлял никаких признаков таланта. Отчаявшись приучить сына хоть к какому-нибудь ремеслу, отец отдал его на выучку сначала к одному кузнецу, потом к другому. Но мальчик продолжал бездельничать и озорничать, тем более что родителей, бродячих музыкантов, чаще всего рядом не было.

 

Трудно сказать, что сыграло главную роль в перевоспитании Джоаккино, но в 14-летнем возрасте Россини поступил в «Городскую филармоническую школу» и через четыре года уже сочинил свою первую оперу- «Брачный вексель» (1810).

 

В 20 лет Россини надо было идти в армию, но присутствовавший на одном из триумфальных представлений его оперы «Камень преткновения» (1812) генерал пришел в такой восторг, что освободил композитора от неминуемой службы, чем, безусловно, оказал оперному искусству неоценимую услугу.

 

До 1829 года Россини не переставая сочинял как героико- патриотические, так и комические оперы. Ходит много легенд о необыкновенной быстроте его творческого процесса. Один из первых музыкальных издателей в Милане уверял, что Россини сочинил одну из своих самых красивых арий для «Сороки- воровки» за один час в конторе для переписки, среди криков десятка переписчиков, громко диктовавших копируемую музыку.

 

Россини подтверждал: «У меня быстро возникали идеи, и мне не хватало только времени, чтобы записывать их. Я никогда не принадлежал к тем, кто потеет, когда сочиняет музыку».[1] А знаменитого «Севильского цирюльника» он сочинил с фантастической скоростью- якобы всего за две недели.

 

Так и протекала жизнь Джоаккино Россини- в постоянных переездах, в стремительном сочинении опер, в торопливых их постановках, в конфликтах с исполнителями и импресарио. Женитьба в 30 лет на очаровательной примадонне Изабелле Кольбран не прервала бурное творчество композитора. Все это свидетельствует о длительно протекающем гипоманиакальном состоянии.

 

В 1829 году, написав свою последнюю оперу- «Вильгельм Телль», композитор неожиданно умолк. Вряд ли это можно объяснить лишь его банальной усталостью или первоначально плохим приемом последней оперы.

 

И еще- композитор быстро старился. Трудно сказать, почему. То ли из-за предшествовавшей чрезмерной работы, то ли от беспрестанных переездов и репетиций, то ли из-за многочисленных любовных приключений. Биографы свидетельствуют, что он подростком имел столько связей с женщинами, сколько другие не имеют, уже став зрелыми мужчинами. «И за это аванс приходилось теперь расплачиваться: в тридцать четыре года он выглядел, по крайней мере, на десять лет старше».[2] Эта особенность- стремительное старение- неожиданным образом сближает трех великих композиторов: Бетховена, Россини и Чайковского.

 

У Россини развивалось депрессивное состояние. На таком фоне смерть отца в 1833 году потрясла его до глубины души. «Он буквально не находил себе места. (…) Общая подавленность и мрачная меланхолия приняли угрожающий характер, и врачи посоветовали ему съездить на Неаполитанское побережье».[3] Но путешествие не принесло облегчения, и опять наступил период черной меланхолии.

 

Итальянский психиатр, автор теории «гениальности и помешательства» Чезаре Ломброзо предположил, сто Россини стал «настоящим липеманьяком[4], вследствие огорчения от невыгодной покупки для себя дворца. Он вообразил, что теперь его ожидает нищета, что ему даже придется просить милостыню и что умственные способности оставили его».[5] Возможно, к ухудшении психического состояния композитора сыграло свою роль и это трагикомическое обстоятельство, произошедшее в 1848 году, но не будем забывать, что депрессивный больной все воспринимает в мрачном свете и, даже будучи достаточно состоятельным, ощущает себя бедняком. «Болезнь усиливалась, физическое и моральное состояние стало крайне тяжелым…Приходили и мысли о самоубийстве…Теперь это были не одиночные приступы нервозности, а состояние постоянной взвинченности. Совсем пропал аппетит, господствовало ощущение подавленности».[6] И это у бывшего лакомки и изобретательного кулинара!

 

Россини неоднократно обращался за помощью к флорентийским врачам, которые находили у него «неврастению», но их лечение оказалось неэффективным. Болезнь прогрессировала, и близкие уже начали волноваться за психику композитора. Последние 13 лет Россини безвыездно прожил в Париже, и за все это время лишь дважды посетил оперный театр.

 

Что послужило причиной остановки творческого процесса? Драма человека, оказавшегося чужим в новом времени? Или одна из загадок гениальной личности? Швейцарский психиатр Карл Густа Юнг считал, что «творческая личность- это загадка, к которой можно, правда, приискивать отгадку при посредстве множества разных способов, но всегда безуспешно».[7] Возможно, врожденной является не только музыкальная одаренность, но и продолжительность творческой активности, так сказать, «лимит» на объем творческой продукции?

 

В психопатологическом плане отметим, что, пока Россини занимался оперным творчеством, каким бы напряженным оно ни было, мы не встречаем жалоб на психическое состояние. Что это, терапия творческим самовыражением? А в диагностическом плане можно говорить о повторных и прогрессирующих депрессивных приступах во второй половине жизни.

 

 

 

[1] Цит. по: Клюйкова О.В. Маленькая повесть о большом композиторе, или Джоаккино Россини. М.: Музыка, 1990. С.74. 

[2] Фраккароли А. Россини. Письма Россини. Воспоминания. М.: Правда, 1990. С.246.

[3] Клюйкова О.В. Маленькая повесть о большом композиторе, или Джоаккино Россини. М.: Музыка, 1990. С.168.

[4] Липемания- меланхолическое состояние с бредообразованием различных видов.

[5] Ломброзо Ц. Гениальность и помешательство. Параллель между великими людьми и помешанными. СПБ: Изд. Ф. Павленкова, 1892. С.60.

[6] Клюйкова О.В. Маленькая повесть о большом композиторе, или Джоаккино Россини. М.: Музыка, 1990. С. 170-171.

[7] Юнг К.Г. Феномен духа в искусстве и науке. М.: Ренессанс, 1992. С.143.

Людвиг Ван Бетховен

 

Музыкальное творчество Людвига Ван Бетховена (1770-1827) признанно одним из вершин в истории мирового искусства. Но какой безрадостной оказалась жизнь общепризнанного гения!

 

На формирование личности юного Людвига повлияли не только алкоголизм отца, но и чрезмерная и грубая настойчивость  последнего сделать сделать из своего сына знаменитого музыканта. Трудно назвать благоприятными такие условия детства, когда вернувшийся поздно ночью пьяный отец будит ребенка и гонит его (нередко с побоями) к клавесину. Отец, придворный музыкант, мечтал о том, чтобы его сын достиг славы Моцарта, для чего заставлял несчастного ребенка играть упражнения по 7-8 часов подряд. Врожденная талантливость мальчика позволила ему не «сломаться» вследствие столь жесткого воспитания и не возненавидеть музыку: в восемь лет он провел свой первый концерт в Кельне. 

 

Учение в начальной школе мало способствовало образованию Людвига, а материальные лишения заставили рано поступить на работу в придворную капеллу в качестве органиста. Неудивительно, что склонность к уединению оказалась характерным свойством его личности. Все биографы изображают Людвига молчаливым и задумчивым юношей, предпочитающим одиночество обществу сверстников.

 

После смерти матери вся забота о двух младших братьях легла на плечи Бетховена: он устроился в оперный театр, где играл на альте, давал уроки, выступал с концертами. И продолжал учиться у лучших педагогов Вены- знаменитых композиторов Гайдна и Сальери (добрые отношения с последним он сохранил и после прекращения занятий). К середине 1790-х годов Бетховен уже полностью сложился как композитор и с 1796 года начал регулярно публиковать свои произведения.

 

Суровое детство и юность перешли в полную труда и лишений взрослую жизнь, сформировав у композитора независимый и брутальный характер, который проявлялся «не взирая на лица». Например, когда один из его покровителей, князь Лихновский, захотел, чтобы молодой пианист выступил перед детьми и гостями, а Бетховен отказался, князь велел слугам выломать дверь в комнату композитора. После этого Бетховен в возмущении покинул имение князя, а на следующее утро послал ему письмо со словами, которые со временем стали знаменитыми: «Князь! Тем, чем вы являетесь, вы обязаны случаю и происхождением; тем, чем я являюсь, я обязан самому себе. Князей есть и будет тысячи, Бетховен- один!»[1]

 

Бетховен отличался мнительностью, которая поддерживалась у него боязнью наследственного туберкулеза. Он писал: «К этому присоединяется еще меланхолия, которая является для меня почти таким же большим бедствием, как и сама болезнь».[2]

 

Об отношениях Бетховена с женщинами стоит сказать особо, так как это не могло не влиять на его творчество. Женщинам посвящено много прекрасных произведений. Чаще всего они являлись плодом его страстной, но безответной любви.

 

Личная жизнь Бетховена так и не сложилась. Есть предположение, «что он вообще не знал женщин, хотя многократно влюблялся, и остался на всю жизнь девственником». [3] Друг композитора, Франц Вегелер, вспоминал:»…насколько мне известно, все его возлюбленные принадлежали к более высокому сословию».[4]Возможно, слово «возлюбленные» было употреблено в платоническом значении. В 1801 году Бетховен влюбился в свою ученицу графиню Джульетту Гвиччарди- легкомысленную барашню, обладавшую хорошими музыкальными способностями. Знаменитая «Лунная соната» (1802) посвящена именно этой девушке, которая в итоге вышла замуж за соперника композитора- графа Р. Галленберга. Так, в постоянных влюбленностях «до безумия», в мечтах о счастье, за которыми очень скоро наступало разочарование, проходили его дни. «И вот в этих-то чередованиях- любви, гордости, возмущения- надо искать наиболее плодотворные источники бетховенских вдохновений».[5]

 

С 1796 года у Бетховена начала развиваться трагическая для любого композитора глухота. Даже ночью в ушах у него стоял непрерывный шум6 слух ослабевал все больше  и больше. Действующая разрушительным образом на творчество болезнь «дает нам ключ к пониманию характера композитора: глубокая духовная угнетенность глуховатого, носящегося с мыслью о самоубийстве. Меланхолия, болезненная недоверчивость, раздражительность- это все известные картины» ослабления слуха.[6]

 

В произведениях этого периода (1802-1803), когда сильно прогрессировала его болезнь, наметился переход к новому бетховенскому стилю. Во 2-й симфонии, в фортепианных сонатах и вариациях, в «Крейцеровой  сонате», в песнях на тексты немецкого поэта Христиана Геллерта Бетховен проявил небывалую силу драматурга и эмоциональную глубину. 

 

Болезнь прогрессировала. Последний свой концерт он исполнил в1808 году. Постепенно  стали невозможны  и дирижерские выступления.

 

Из-за глухоты Бетховен стал отшельником, все реже и реже появлялся в обществе, что явно свидетельствовало  о нарастающей тоске. Депрессия настигла композитора в зените славы, и хотя меценаты назначили ему солидную пенсию, отчаяние все чаще охватывало его, пока заболевание не достигло высшей точки в мысли о самоубийстве, выраженной в Гейлигенштадтском завещании. Этот потрясающий документ (октябрь 1802 года), прощальное письмо его братьям, дает возможность понять все его душевные муки и переживания. «Мне казалось немыслимым покинуть этот мир прежде, чем я выполню того, к чему я чувствовал себя призванным»,- написал Бетховен в Гейлигенштадтском завещании. Для беседы ему уже требовались тетради, в которых собеседники писали свои вопросы и ответы. 

 

Но никакая болезнь не могла помещать непрерывному потоку гениального вдохновения, и, к всеобщему удивлению, именно в эти годы Бетховен создал одно за другим свои самые известные произведения. Можно предположить, что глухота, принуждая его к самоуглублению и обрекая на одиночество, до определенной степени содействовала  становлению и развитию музыкального гения и энергии этого великого композитора. 

 

В течение своей жизни композитор перенес много других соматических заболеваний. Приведем их перечень: оспа, ревматизм, порок сердца, стенокардия, подагра, головные боли, близорукость, цирроз печени ( в либо результате алкоголизма, либо сифилиса6 так как при вскрытии был обнаружен сифилитический узел в пораженной  циррозом печени)7 Наличие подобных расстройств вряд ли могло способствовать хорошему настроению  и радостному восприятию жизни, поэтому Бетховен выглядел стариком уже  в 50-летнем возрасте. 

 

Диагностическое предположение  в о ношении психического расстройства- соматогенная дисфорическая депрессия. 

   

 

 

 

 

 

 

[1] Записка князю Карлу Лихновскому (сент. или окт. 1806г.)//Письма Бетховена. 1789-1811 годы.М.: Музыка, 1970. С.243.

[2] Альшванг А.А. Людвиг ван Бетховен. М.:Советский композитор, 1971. С.44.

[3] Юрман Н.А. Бетховен (патографический очерк)//Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатологии). 1927. В.1. Т.3.С.78. 

[4] Вспоминая Бетховена: Биографические заметки Франца Вегелера и Фердинанда Риса. М.: Классика 21 века, 2001. С.57.

[5] Роллан Р. Жизнь Бетховена// Роллан Р. Собр. соч. В14т. Т.2. М.: ГИХЛ, 1954. С. 22. 

[6] Фейс О. Генеалогия и психология музыкантов. М.: Изд. журнала «Музыка и жизнь», 1911. С.43.  

Петр Чайковский

 

Творчество русского композитора, дирижера и музыкального критика Петра Ильича Чайковского (1840-1893) принадлежит к высшим достижениям мировой культуры. Трудно найти человека, который не знал бы этого великого имени, трудно найти страну, где не исполнялись бы его концертные и драматические произведения. Чайковский принадлежит к той когорте гениев, описание достижений которых можно считать излишним.

 

Один из самых знаменитых в мире композиторов обладал крайне сложной в психопатологическом отношении личностью и (при всей своей прижизненной славе) очень трудной, почти трагической судьбой.

 

В детстве он рос до такой степени впечатлительным, что его в шутку называли «стеклянным ребенком». Переход из идиллической семейной обстановки в шумную гимназию произвел в его душе «неизгладимый переворот…от скромного и послушного мальчика почти не осталось и следа: он стал ленив, капризен, раздражителен, несдержан… Тоска вошла в его жизнь с этих пор, как доминирующее начало…Тоска его была такого рода, что обращала внимание даже посторонних».[1]

 

Психиатры не очень убедительно объясняли эти психические нарушения «нервным расстройством» и «страданием спинного мозга». Но именно с подросткового возраста Чайковский стал страдать «приступами тоски и страха смерти».[2] С годами состояния «уныния» нарастали и доходили «до страстного желания смерти».[3]

 

Несмотря на это, в свои молодые годы Чайковский не чурался чувственных наслаждений. У него стали возникать конфликты между желанием продолжать «сладкую жизнь», которая, естественно, отнимала много времени, и необходимостью упорного труда в консерватории. «Секс, или, скорее, сопряженное с ним поведение, с одной стороны, и музыкальной творчество- с другой, вступили в противоречие. В той или иной степени конфликт этот сохранился на протяжении всей жизни композитора, временами даже усугубляясь».[4]

 

Для некоторых его депрессивных состояний были вполне понятные причины (пропуск экзамена, творческие неудачи). Но чаще «упадок духа» сочетался с мизантропией без всяких видимых мотивов. Со временем тоскливость Чайковского приобрела особое своеобразие: он одновременно испытывал «как страстное желание уехать из России, так и не менее страстное желание вернуться обратно, чуть ли не на следующий день».[5] В этой амбивалентности[6] можно увидеть подсознательное желание уйти от самого себя, что является одним из симптомов депрессивного состояния. Нельзя не учитывать и того обстоятельства, что триумфальные концертные поездки композитора (а он ездил не только по европейским столицам, но и в 1892 году гастролировал в Соединенных Штатах Америки) не могли не улучшать его настроения, то есть являлись своеобразной антидепрессивной терапией творчеством.

 

Начиная с ноября 1875 года Чайковский «почти непрерывно находился в депрессивном состоянии».[7] Он писал брату: «Всю эту зиму в большей или меньшей степени я постоянно хандрил и иногда- до последней степени отвращения к жизни, до призывания  смерти».[8]

 

Едва ли не гибельной оказалась для Чайковского пресловутая женитьба на Антонине Милюковой. Ощущая «полное, окончательное, непреоборимое равнодушие к женщинам»[9] и желая при этом доказать окружающим, что он такой же, как все, Петр Ильич решился на дорого обошедшуюся ему (в прямом и переносном смысле) женитьбу. Невозможность совместного существования с женщиной Чайковский понял слишком поздно. Обвиняя во всем себя, он пришел к мысли о самоубийстве и однажды поздно вечером «пошел на пустынный берег Москвы-реки», где, «никем в темноте невидимый, вошел в воду почти по пояс и оставался так долго, как только мог выдержать ломоту в теле от холода». «Чувствуя себя накануне психического заболевания, Чайковский, по телеграмме, присланной по его же собственной просьбе из Петербурга, выехал туда. По совету психиатра, один из братьев Чайковского вскоре увез его за границу».[10]

 

Зато «эпистолярная дружба», которая не сопровождалась личными встречами, с другой женщиной- Надеждой Филаретовной фон Мекк, начавшаяся в то же самое время, подарила композитору четырнадцать лет полноценной творческой жизни.

 

В 1877-1885 годах Чайковский целиком замкнулся в личной жизни, стараясь избегать визитов и встреч со знакомыми. Проводя большую часть жизни за границей, он меньше чувствовал свою обреченность. «Мрачное настроение безнадежности доходило у Чайковского до подлинного трагизма».[11]

 

В это время проявилось пристрастие Чайковского к алкоголю, которое могло носить характер «защитного» антидепрессивного действия. Дневниковые записи, сделанные летом 1886 года, подтверждают это предположение: «пьян», «пьянство», «пьянство страшное», «что я за пьяница сделался». «Говорят, что злоупотребление спиртными напитками вредно. Охотно согласен с этим. Но тем не менее я, т. е. больной, преисполненный неврозов, человек,- положительно не могу обойтись без яда алкоголя…С 1887 года появляется частое словосочетание: «Тоска и пьянство».[12]

 

В личности композитора было много болезненного, и, как многие другие творцы, он расплачивался за свой гений неуравновешенностью и «припадками острой меланхолии».[13] Строки из письма к Н. Ф. Фон Мекке: «Мне казалось, что я давно уже умер, что все то, что было прежде, кануло в бездну забвения, что я какой-то совсем другой человек, из другого мира и другого времени. Мне трудно словами выразить это ощущение, крайне болезненное и мучительное. Приходилось заглушать эту нравственную боль или усиленной работой, или усиленными возлияниями Бахусу. Я прибегал очень широко к этим двум средствам, и в результате- крайнее утомление».[14]

 

Немецкие исследователи эвропатологии выделяют такое понятие, как «бионегативная личность», и считают, что Чайковский со своими наклонностями к тяжелым депрессиям относился именно к такому типу личности.[15]

 

Нельзя обойти стороной особенности сексуальной жизни композитора, так как они во многом определяли его доминирующий эмоциональный фон. Обладая тем, что на современном языке называется нетрадиционной ориентацией, Петр Ильич прошел несколько различных этапов отношения к собственной гомосексуальности. В молодые годы она носила весьма откровенный характер, в чем ему споспешествовали не менее талантливые и знаменитые друзья (например, А. Н. Апухтин, великий князь Константин Константинович). Но большей частью его сексуальные партнеры относились к презираемому в обществе «гомосексуальному мирку» слуг, лакеев, конюхов и проституирующих юношей, что не могло не травмировать чувствительную психику композитора, поклонником которого была семья российского императора. А после того как Чайковский убедился, что уже не сможет избавиться от «природных влечений», после скандальной женитьбы, он еще тяжелее переживал свою «неестественность», которая «образует между мной и большинством людей непроходимую бездну».[16]

 

Можно ли говорить о том, что депрессивные переживания Петра Ильича повлияли на его творчество?

 

Психиатр Г. В. Сегалин считает, что «этим мы можем объяснить, что Чайковский в своих гениальных произведениях так необычно сильно отражает свои тяжелые переживания невыразимой тоски, грусти и «нытья». Эти чувства не давали ему возможность «нормально жить», ему некуда было от них деваться и невольно он их отражал в своих произведениях.[17]

 

Удивительно другое: депрессивные состояния композитора носили творчески позитивный характер! Так, приступ депрессии 1877 года, «вызванный нелепым опытом брачной жизни, оказался весьма благодетельным: он стимулировал его творческую энергию…Убежав от жены 24 сентября, уже через месяц Чайковский сообщал фон Мекк, что возвратился к работе над Четвертой симфонией»[18]. В 1890 году, «в период черной меланхолии»[19], Чайковский за 44 дня написал оперу «Пиковая дама». То же самое можно сказать и в отношении балета «Щелкунчик», который «сочинялся Чайковским в состоянии глубокой психической подавленности ради самозабвения».[20]

 

«Я буквально не могу жить не работая,- писал Чайковский великому князю Константину Константиновичу,- ибо как только кончен какой-нибудь труд и хочется предаться отдыху, как…является тоска, хандра, мысли о тщете всего земного, страх за будущее, бесплодное сожаление о невозвратимом прошлом, мучительные вопросы о смысле земного существования…и в результате является охота немедленно приняться за новый труд».[21]

 

Вопрос о причине смерти Чайковского вызывает не меньше дискуссий, чем «отравление» Моцарта Сальери. Не отрицая теоретической возможности Чайковского совершить самоубийство (приступы сильной депрессии и совершенная в 1878 году неудачная суицидальная попытка свидетельствует в пользу такого предположения), больше данных за то, что смерть композитора была вызвана несчастным случаем, а не «приговором суда чести выпускников юридического училища, к числу которых он принадлежал».[22] Но до настоящего времени распространена версия о намеренном отравлении себя сырой водой, заведомо зараженной холерным вибрионом, или даже о приеме мышьяка, признаки интоксикации которым схожи с холерой.

 

С психиатрической точки зрения самоубийство Чайковского маловероятно. Он страдал стойкой и многолетней танатофобией (навязчивым страхом смерти) и даже запрещал в своем присутствии говорить о похоронах. Танатофобия и суицид практически исключают друг друга.

 

Когда и при каких обстоятельствах он заразился холерой, вопрос довольно сложный. Но тот факт, что близкие упустили начало заболевания и не приняли сразу срочных мер для лечения, понять можно: Чайковский всю жизнь страдал желудочными расстройствами, отчасти нервного происхождения, и они уже не вызывали у близких ему людей сильной тревоги.

 

Если учесть, что композитор пытался «бороться со своей природой», в связи с чем испытывал длительные депрессивные состояния, в отчаянии попытался совершить суицидальную попытку, то можно говорить о выраженных аффективных и поведенческих нарушениях, связанных с гомосексуальностью. Вызванные ею депрессивные переживания, которые не давали ему возможности «нормально» жить, нашли свое отражение в музыкальных произведениях, а следовательно, не остались безразличными для творчества. Воистину, странными и неведомыми путями ведет гений своих избранников.

 

[1] Глебов И. (Асафьев Б.В.). Петр Ильич Чайковский. Его жизнь и творчество. Петроград: Центр. кооп. Изд-во «Мысль», 1922. С. 34-35.

[2] Сегалин Г.В. Эвропатология гениальных эпилептиков. Форма и характер эпилепсии у великих людей// Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатологии). 1926. Вып. 3. Т.2. С. 149.

[3] Фейс О. Генеалогия и психология музыкантов. М.: Изд. журнала «Музыка и жизнь», 1911. С.55.

[4] Познанский А.Н. Чайковский. М.: Молодая гвардия, 2010. С.102.

[5] Там же. С.194.

[6] Амбивалентность- двойственность проявлений воли, чувств и мышления; в более широком смысле термин используется для обозначения противоречивых тенденций у здоровых людей в ситуации выбора.

[7] Ноймайр А. Музыканты в зеркале медицины. Р-н/Д: Феникс, 1997. С.255.

[8] Познанский А.Н. Чайковский. М.: Молодая гвардия, 2010. С.206.

[9] Берберова Н.Н. Чайковский. История одинокой жизни. СПБ: Петро-РИФ, 1993. С.31.

[10] Глебов И. (Асафьев Б.В.). Петр Ильич Чайковский. Его жизнь и творчество. Петроград: Центр. кооп. Изд-во «Мысль», 1922. С.89-90.

[11] Будяковский А. Чайковский. Краткий очерк жизни и творчества. Л.: Музгиз, 1935. С.25.

[12] Чайковский П.И. Дневники. 1873-1891. М.; П.: Гос. изд-во 2Музыкальный сектор», 1923. С. 190-191, 211.

[13] Брюллова А.И. Воспоминания о П.И. Чайковском//Воспоминания о П.И. Чайковском/ Сост. Е.Е. Бортникова и др. М.: Гос. муз. Изд-во, 1962. С.300. 

[14] Познанский А.Н. Чайковский. М.: Молодая гвардия, 2010. С.474.

[15] Lange-Eichbaum W., Kurth W. Genie, Irrsinn und Ruhm. Genie-Mythus und Pathographie des Genies. 6. Aufl. Munchen-Basel: Reinhardt, 1967. C.546.

[16] Цит. по: Познанский А.Н. Чайковский. М.: Молодая гвардия, 2010. С.204.

[17] Сегалин Г.В. Симптоматология творческих приступов у гениальных эпилептиков// Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатологии). 1927. Вып. 2. Т.3. С.127.

[18] Познанский А.Н. Чайковский. М.: Молодая гвардия, 2010. С.337.

[19] Шляхов А.Л. Петр Чайковский. Бумажная любовь. М.: Олимп; Астрель, 2010. С.283.

[20] Грузенберг С.О. Гений и творчество. Основы теории и психологии творчества. Л.: Изд-во П.П. Сойкина, 1924. С.136.

[21] Познанский А.Н. Чайковский. М.: Молодая гвардия, 2010. С7662.

[22] Сосновский А.В. Лики любви: Очерки истории половой морали. М.: Знание, 1992. С.166.

Роберт Шуман

 

 

Роберт Александр Шуман (1810-1856) считается самым значительным композитором эпохи романтизма, выразителем эстетики немецкого романтизма.

 

В его семье отмечена наследственная предрасположенность не только к периодическим депрессиям, но и к психозам. У матери наблюдались колебания настроения от депрессий до «патологической экзальтации и восторженности. Единственная сестра и сын композитора- душевнобольные»[1]. Причем сестра Эмилия покончила жизнь самоубийством.

 

Роберт рос вундеркиндом в атмосфере восхищения и обожания. Семилетний ребенок с упоением погружался в мир книг, проявлял необыкновенные способности к музыке. Он мечтал стать писателем, его богатое воображение часто создавало вымышленных героев, с которыми он разговаривал, когда оставался один. Уже в подростковом возрасте всем бросались в глаза психические изменения в личности молодого Шумана: неуверенность в себе и замкнутость.

 

Во время студенческой жизни у Шумана стали часто возникать периоды глубокой тоски, появилась склонность к ипохондрическому наблюдению. Ощущая свою психическую ненормальность, он стал увлекаться психиатрическими проблемами. Но его попытка «лечения» своей депрессии с помощью алкоголя оказалась, как и следовало ожидать, малоэффективной. Однако Шуман «сделал открытие, что алкогольные напитки приводят в состояние эйфории…в котором его фантазии получают плавный и свободный полет…Шуман добивался состояния «опьянения» не только с помощью алкоголя, но и никотина, и кофеина»[2].

 

В двадцатилетнем возрасте жизнь Шумана колебалась между крайностями: с одной стороны, товарищеские пирушки, с другой- напряженная работа композитора. Нередко, отгоняя страхи и депрессию, он так напивался, что его почти в бессознательном состоянии друзья тащили домой. Вместе с тем «меланхолическое настроение» возбуждало его творческую фантазию.

 

Его «симфонический 1841 год» и 21842 год камерной музыки» снова закончились фазой депрессии. Шуман помимо депрессии, к сожалению, страдал и другими психотическими (бредовыми и галлюцинаторными) расстройствами. Однажды он «для скорейшего приобретения беглости игры» не очень продуманно подвергнул свою правую руку операции, после которой средний палец перестал функционировать. В конечном итоге рука навсегда оказалась неспособной к игре на фортепиано, а Шуману пришлось отказаться от мечты стать первоклассным пианистом. Зато теперь он все больше времени посвящал сочинению музыкальных пьес.

 

В январе 1844 года состоялось концертное турне его супруги пианистки Клары Шуман по России. Роберт сопровождал ее, но в Москве, где он, в отличие от Европы, был почти неизвестен, его угнетало ощущение своей ненужности. Он страдал от мысли, что является лишь мужем своей знаменитой жены, часто плакал и вновь пытался заглушить свое отчаяние алкоголем. С 1845 года Шуман мучился стойкой бессонницей и особенно плохо чувствовал себя в утренние часы. Последний симптом является наиболее характерным для эндогенных депрессий.

 

Возможно, Шуман страдал особой формой шизофрении, которая проявлялась не только психотическими эпизодами, но и выраженными аффективными приступами, во время которых состояния возбуждения сменялись глубокой депрессией. Последнее обстоятельство явилось причиной того, что психиатры до последнего спорят, чем же болел великий композитор: шизофренией или маниакально-депрессивным психозом. Дискуссии на эту тему продолжаются. 

 

Можно допустить, что Шуман был подвержен двум совершенно различным заболеваниям. До 40 лет он страдал маниакально-депрессивным психозом. Как нередко бывает в этих случаях, во время обострения болезни творческие способности оставались неповрежденными. Но с 1850 года появились симптомы прогрессивного паралича: расстройство речи, галлюцинации слуха, бред, обвинения в свой адрес в воображаемых преступлениях. В конце концов 24 февраля 1854 года он бросился «из отвращения к самому себе» в Рейн. «Его спасли и отвезли в лечебницу Endinich, около Бонна, где он постепенно угасал и через два года умер»[3].

 

Интересен факт, имеющий непосредственное отношение к механизму творческого процесса композитора. В дневнике супруги композитора Клары Шуман за 1854 год можно прочитать такую запись: иногда Шуману казалось, что «над ним витают ангелы и напевают чудесную музыку…он прислушивался к ангельским голосам и записывал каждый их звук»[4].

 

Удивительно, как с прогрессированием заболевания лихорадочно возрастала и его творческая продуктивность. Что-то тревожное проглядывает в быстроте, с которой он, в особенности начиная с 1849 года, создавал одно большое произведение за другим. Песни Шумана «К солнечному свету», «Весенняя ночь» и другие, написанные в этот период, стали необычайно популярны. В последующем психиатры подтверждали эту точку зрения, считая, что усиление творческой продуктивности происходило «в период с 1848 года по 1850 год за счет патологического раздражения сифилитическим ядом и благодаря предшествующей гипоманиакальной стадии»[5].

 

Психическое расстройство Шумана могло быть или шизоаффективным психозом, или приступообразной шизофренией, протекающими с доминированием депрессивной симптоматики. Длительную сохранность творческого процесса можно объяснить отсутствием (как бы парадоксально это ни звучало!) лечения психотропными средствами (нейролептиками), которое в то время, разумеется, еще не применялось.

 

[1] Сегалин Г.В. Эвропатология музыкальноодаренного человека//Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатологии). 1927. Вып. 4. Т.3. С.280.

[2] Ноймайр А. Музыка и медицина. На примере немецкой романтики. Р.-н/Д: Феникс, 1997. С.224.

[3] Фейс О. Генеалогия и психология музыкантов. М.: Изд. журнала «Музыка и жизнь», 1911. С.60.

[4] Цит. по: Benedetti G. Psychiatrische Aspekte des Schopferischen und schopferische Aspekte der Psychiatrie. Gottingen: Verlag Vandenhoeck & Ruprecht, 1975. С. 28.

[5] Lange- Eichbaum W., Kurth W. Genie, Irrsinn und Ruhm. Genie- Mythus und Pathographie des Genies. 6. Aufl. Munchen- Basel% Reinhardt, 1967. C.528.

Сергей Рахманинов

 

Сергей Васильевич Рахманинов (1873-1943), наряду со Скрябиным, вывел русскую фортепианную музыку на мировой уровень, стал одним из первых русским композиторов, чьи фортепианные произведения входят в репертуар всех пианистов мира. Любопытно, что в наше время многие эстрадные и джазовые музыканты используют отдельные темы из произведений Рахманинова в своих композициях.

 

 

Дед  и отец композитора любили музыку, прекрасно играли на фортепиано и были людьми артистического склада. В семье будущего композитора говорили на трех языках: за завтраком по-итальянски, за обедом по-немецки, за ужином по-французски.

 

В начале 1880-х годов отец ушел из семьи, материальное благополучие семьи ухудшилось. Первые уроки игры на фортепиано дала Рахманинову мать, затем была приглашена учительница музыки А. Д. Орнатская. При ее поддержке осенью 1882 года Рахманинов поступил на младшее отделение Санкт-Петербургской консерватории в класс В. В. Демьянского. Учился Сергей плохо, ленился и пропускал занятия. Однако дипломной работой на старшем отделении Московской консерватории явилась написанная чуть ли не за две недели одноактная опера «Алеко» на сюжет поэмы А. С. Пушкина «Цыганы». Рахманинов получил на экзамене Большую золотую медаль, блестяще закончив консерваторию сразу по двум факультетам- как пианист и как композитор.

 

«Музыкальное дарование Рахманинова нельзя назвать иначе, как феноменальным.  Слух и память были поистине сказочны…О каком бы музыкальном произведении…классика или современного автора ни заговорили, если Рахманинов когда-либо слышал, а тем более, если оно ему понравилось, он играл его так, как будто это произведение было им выучено. Таких феноменальных способностей мне не случалось в жизни встречать больше ни у кого и только приходилось читать нечто подобное о способностях В. Моцарта».[1]

 

Началась нелегкая самостоятельная жизнь, зарабатывать на хлеб приходилось уроками фортепиано и теории музыки; в 1983 году Рахманинов устроился преподавателем в московское Мариинское женское училище. В письмах этого времени он писал: «…я устал, мне бывает иногда невыносимо тяжело. В одну из таких минут я разломаю себе голову. Кроме этого, у меня каждый день спазмы, истерики, которые кончаются обыкновенно корчами, причем лицо и руки до невозможности сводит».[2]

 

В 1895 году Рахманинов написал масштабное сочинение- Первую симфонию. Но ее судьба складывалась драматично и не менее драматично отразилась на молодом композиторе. На премьере в 1897 году исполнение произведения было крайне неудачным. Критика мастистых классиков (С. И. Танеева, Н.А. Римского-Корсакова) не заставила себя ждать.

 

Отчаянию Рахманинова не было предела, и у него развился приступ тяжелой депрессии. Несколько дней он бродил по городу без сна, близкий к самоубийству и решил никогда больше не писать музыки. К творческим переживаниям добавились личные: девушка, которую он любил, вышла замуж за другого. Почти три года продолжалось депрессивное состояние. Наконец, его стали мучить галлюцинации, звучали искаженные мелодии его симфонии, рисовались картины собственных похорон. Известный московский терапевт А. А. Остроумов предупредил родных, сто есть основания опасаться за его рассудок, и посоветовал обратиться к психиатру.

 

Целую зиму Рахманинов лечился у «врача-гипнотизера Н. В. Даля…Даль лечил Рахманинова и гипнозом, к которому тот был очень восприимчив, как, впрочем, и большинство людей, наделенных пылким воображением. Он сильно укрепил общее состояние нервной системы Рахманинова. Самочувствие его изменилось, а работа начала идти более уверенно. Он решается писать большую вещь, и осенью 1900 года (впервые за три года Рахманинов решился на сочинение!) появляется его Второй концерт, посвященный Далю».[3]

 

Но должны были пройти еще долгие десять лет, чтобы Рахманинов вновь обратился к симфоническому жанру. По мнению современницы композитора писательницы Мариэтты Шагинян, «по тогдашнему нашему убеждению, болезнь пришла к Рахманинову не от провала симфонии, даже не от собственного разочарования в ней, а от внезапной утраты пути в будущее, то есть от потери веры в себя как новатора».[4] Последнее обстоятельство подчеркивает клиническую тяжесть перенесенного депрессивного состояния.

 

Рахманинов физически был не очень крепок и, когда плохо себя чувствовал, быстро впадал в мрачную меланхолию. Он часто предполагал, что его подстерегает какая-то серьезная болезнь; но если врачу удавалось переубедить его, то быстро оживал, становился веселым и жизнерадостным до следующего приступа дурного самочувствия. Возможно, он страдал «тем состоянием души, которое сейчас необыкновенно модно на Западе и которое англичане зовут «inferiority complex»- комплексом собственной неполноценности».[5]

 

В 1909 году появился Третий фортепианный концерт. Несмотря на композиторские успехи, ощущение собственной психической ненормальности у Рахманинова не проходило. В письме к Шагинян в 1912 году он жаловался: «…болезнь сидит во мне прочно, а с годами и развивается, пожалуй, все глубже. Не мудрено, если через некоторое время решусь совсем бросить сочинять…  …я душевно-больной… и считаю себя безоружным, да уж и достаточно старым. Если у меня что есть хорошее, то уже вряд ли впереди».[6]

 

Шагинян красочно описала свою встречу с композитором в санатории в 1916 году, когда Рахманинов был «окружен почти царским почетом. Лакей во фраке и в белых перчатках бесшумно появлялся буквально «по мановению» его руки. Две лучшие комнаты- одна большая с роялем- были в его распоряжении».[7] И при всем внешнем великолепии «вид у него был какой-то раздавленный, измученный, шторы на окнах опущены…а в глазах Рахманинова первый раз в жизни я увидела слезы. В течение всей нашей беседы он несколько раз вытирал их, а они снова выступали…Голос его все время обрывался. Он говорил, что… у него нет никакого желания работать и что его гложет сознанье своей неспособности к работе и невозможности, чем »известный пианист и заурядный-композитор».[8]

 

После Октябрьской революции Рахманинов предположил, что всякая артистическая деятельность в России может прекратиться на многие годы, поэтому он воспользоваться пришедшим из Швеции предложением выступить в концерте в Стокгольме. В конце 1917 года вместе с женой и детьми он покинул родину, а в 1918 году поселился в США. До 1926 года следовали годы постоянных гастролей и композиторского безмолвия. Он пытался оправдываться: «Если я играю, я не могу сочинять, если я сочиняю, я не могу играть».[9]

 

Постоянные концерты заставляли его вести, по его собственным словам, «каторжную жизнь». Об этом он писал в письмах в 1925-1936 годах: «Теперь концерты закончил… и чувствую себя, как и подобает, выжатым лимоном: усталым, раздраженным и вообще неприятным для окружающих. С каждым годом эта усталость заметно прогрессирует…» «К концу каждого сезона иду «под хлыстом», т. е. Так устаю, что в антрактах прибегаю к Portwein. Помогает, надо сознаться, плохо”.[10]

 

Далеко не сразу он возвратился к сочинению музыки. Но в Четвертом фортепианном концерте  (1927), в “Вариациях на тему Корелли” (1929) и других сочинениях уже отсутствовали традиционные для Рахманинова жизнеутверждающие финалы. В них преобладали мотивы печали и тоски. Трагическое самоощущение, столь характерное для депрессивного человека, особенно отчетливо выражено в его последних произведениях: «Рапсодия на тему Паганини» (1934), Третья симфония (1936) и «Симфонические танцы» (1940).

 

Последние годы композитора были осложнены тяжелым онкологическим заболеванием, по-видимому, он не зря часто жаловался на боли в спине. Одна из версий гласит: «Черным февральским днем 1943г., отыграв последний концерт, Рахманинов с разъеденным метастазами позвоночником не смог сойти со сцены…Его унесли на носилках, предварительно опустив занавес».[11]

 

Редко можно встретить гения, не приблизившегося в какой-нибудь период своей жизни к тонкой грани, отделяющей его от психического расстройства. Большинство или переступали эту грань, или проходили на волосок от серьезных психических нарушений. К последним можно отнести и Рахманинова, психопатологические расстройства которого ограничились, к счастью, не столь разрушительными для творческого процесса депрессивными и невротическими (фобии) расстройствами. Композитор, разумеется, не мог безразлично переносить тяжелые депрессивные состояния, сопровождаемые творческим застоем, одно из которых (после 1897 года) длилось более трех лет. И уж тем более не вызывает сомнения то факт, что депрессия, повторяясь с годами, отразилась на характере его сочинений. Хотелось бы подчеркнуть эндогенную природу рахманиновской депрессии, которая могла усиливаться и в относительно благополучные периоды жизни. Последнее обстоятельство позволяет говорить о наличии у композитора рекуррентного депрессивного расстройства. 

 

[1] Гольденвейзер А.Б. Из личных воспоминаний о С.В. Рахманинове// Воспоминания о Рахманинове. 5-е изд. В 2 т. Т. 1. М.: Музыка, 1988. С. 405, 407. 

[2] Рахманинов С.В. Письма. М.: Гос. муз. Издательство, 1955. С.88.

[3] Сатина С.А. Записки о С.В. Рахманинове//Воспоминания о Рахманинове. 5-е изд. В 2 т. Т. 1. М.: Музыка, 1988. С. 33. 

[4] Шагинян М.С. Воспоминания о Сергее Васильевиче Рахманинове// Шагинян М.С. Собр. соч.  В 9 т. Т.9. М.: Художественная литература, 1975. С.376. 

[5] Там же. С.374.

[6] Рахманинов С.В. Письма. М.: Гос. муз. Издательство, 1955. С.424. 

[7] Шагинян М.С. Воспоминания о Сергее Васильевиче Рахманинове// Шагинян М.С. Собр. соч. В 9 т. Т.9. М.: Художественная литература, 1975. С.428.

[8] Там же. С.429.

[9] Рахманинов С.В. Письма. М.: Гос. муз. Издательство, 1955. С.560.

[10] Там же. С.498, 529, 535.

[11] Щиголев И.И. Психиатры об известных личностях. Брянск: БГПУ, 2003. С.125.

Франц Петер Шуберт

 

Франц Петер Шуберт (1797-1828)- австрийский композитор, один из первых крупнейших представителей музыкального романтизма. Его творческое наследие охватывает самые разные жанры: им созданы 9 симфоний, свыше 25 камерно-инструментальных произведений, 15 фортепианных сонат, множество пьес для фортепиано, 10 опер, 6 месс, ряд произведений для хора, вокального ансамбля, около 600 песен.

 

Но при жизни и длительное время после смерти композитора его ценили главным образом как автора популярных песен. Ни одна из девяти симфоний композитора не была исполнена при его жизни, а из двух десятков фортепианных сонат- только три, ни одна из его опер не была принята к постановке. Мало того: ноты его лучших Восьмой и Девятой симфоний были найдены лишь много лет спустя после его смерти. Такое отношение к композитору было связано с тем, что после ухода Шуберта из жизни осталась масса неизданных рукописей. Даже ближайшие к нему люди не знали всего, сто он написал, и на протяжении долгих лет его признавали в основном лишь как «короля» песни. А Шуберт в камерной и симфонической музыке являлся продолжателем традиций Бетховена, который сказал о нем: «…в этом Шуберте живет искра божья»[1].

 

Все эти перипетии дают нам основания предположить, что у Шуберта было немало поводов для развития депрессивных состояний: отсутствие признания для гения, пожалуй, самое тяжелое из переживаний.

 

Франц появился на свет двенадцатым ребенком. Первые годы жизни прошли в тесноте, бедности и болезнях. Заметив музыкальную одаренность мальчика, старший брат Игнац стал учить его игре на клавире, а отец- на скрипке. В 11-летнем возрасте Шуберт поступил в городской конвикт (интернат для хористов придворной капеллы). Там царили полувоенные методы воспитания и строгий надзор, что, вероятно, еще больше усугубило меланхоличность и увлечение подростка музыкой.

 

Его первая песня- «Жалобы Агари в пустыне»- начинается словами: «Здесь на холме горячего песка я сижу, и передо мной лежит мой умирающий ребенок». За жалобной песней последовал целый ряд песен с названиями, которые для 14-летнего подростка кажутся более чем странными: «Убийца отца», «Песня гробокопателя», «Похоронная фантазия» и др.

 

Быстрое развитие музыкального таланта Франца стало вызывать у отца тревогу. Хорошо зная, как труден путь музыкантов, даже всемирно известных, отец хотел уберечь своего сына от подобной участи. В наказание за чрезмерное увлечение музыкой он даже запретил ему в праздничные дни бывать дома. Но никакие запреты не могли задержать музыкального развития гениального юноши.

 

После смерти в 1812 году матери отец смирился с выбранной сыном жизненной дорогой и предоставил ему полную свободу действий. А ведущий композитор Вены Антонио Сальери согласился давать бесплатные уроки талантливому ученику. После ухода из конвикта ( у Франца стал ломаться голос, и он уже не мог петь сопрано) Шуберт, чтобы избежать призыва в армию, стал учителем музыки, продолжая заниматься собственными сочинениями. В 1814 году он написал свою первую оперу- «Замок сатаны». Сальери восторженно написал по поводу своего ученика: «Этот все может: песни, мессы, струнные квартеты и вот теперь- опера»[2].

 

В это же время у Шуберта стали нарастать эмоциональная неустойчивость, колебания настроения, а также связанная с ними склонность к алкоголю. Вопреки совету отца он в 1818 году бросил работу школьного учителя и посвятил себя единственной своей страсти- музыке. Но будучи непрактичным и плохо приспособленным к жизни человеком, а также истинным романтиком по складу своей души, вынужден был часто обращаться за материальной помощью к своим товарищам.

 

Шуберт «любил проводить вечера в гостинице в кругу веселых друзей, причем нередко засиживались за полночь и в наслаждениях переходили меру…Но я, к сожалению, должен признаться, что много раз видел его пьяным»[3]. В пивных Шуберт не только бездельничал и веселился. Он умудрялся сочинять там свои прекрасные песни. И даже когда попадал в больницу «из-за переполненной чувственными наслаждениями жизни и ее последствий»[4], тоже не терял времени даром.

 

К несчастью, в 1822 году Шуберт заразился сифилисом. Тяжелая болезнь негативно отразилась на его характере. Но стоит отметить и другой знаменательный факт: узнав о своей неизлечимой болезни, он отреагировал на нее взлетом композиторской деятельности. «Его охватила глубокая депрессия, которую он смог преодолеть лишь благодаря поистине лихорадочной продуктивности. Трудно поверить, что Шуберт в гнетущей атмосфере больницы- октябрь-ноябрь- закончил цикл «Прекрасная мельничиха»»[5].

 

Несмотря на повышенный интерес к прекрасному полу, в 1824 году Шуберт уже понимал, что брак для него невозможен. В дружеском кругу предпочитал не говорить о том, какой недуг стал причиной его постепенного угасания. «Видя в болезни наказание Божье, Шуберт поселился в одной из гостиниц и вел жизнь затворника, находя утешение только в вине. Так как у него стали выпадать волосы6 пришлось носить парик. Отчаяние и одиночество стали спутниками его последних дней»[6]. Но он ни на минуту не прекращал сочинять свои композиции. Часто друзья заставали его в постели за работой, с кипами исписанной бумаги. «С тех по как он стал жить один, друзьям приходилось заботится о том,   чтобы он не оставался совершенно заброшенным. Когда он сочинял, он мог забыть обо всем: о еде, об одежде, о мытье. Ему важно было только иметь достаточный запас табака. Хуже всего обстояло дело с хранением его собственных произведений»[7].

 

Шуберт сочинял музыку необычайно быстро. В отдельные дни он создавал до десятка песен! Музыкальные мысли рождались непрерывно, нередко и во сне: композитор едва успевал заносить их на бумагу. А если ее не было под рукой, писал на оборотной стороне меню, на обрывках и клочках.

 

В 27 лет композитор писал своему другу Шоберу: «Я чувствую себя несчастным, ничтожнейшим человеком на свете…»[8]. Это настроение отразилось в музыке последнего периода. Если раньше Шуберт создавал преимущественно светлые, радостные произведения, то за год до смерти он писал песни, объединяя их общим названием «Зимний путь». Такого с ним еще не бывало: он писал о страдании и страдал, писал о тоске и безысходно тосковал. Свидетельством мрачного настроения и депрессий, доводивших до мыслей о самоубийстве, может служить музыкальное переложение стихотворения Шпауна[9], специально написанного для Шуберта. «Юноша и смерть».

 

Скачкообразное течение болезни, против которой в те времена врачебное искусство было почти бессильно, вызывало у Шуберта до тех пор неизвестные ему резкие смены настроения.  Жизнерадостность, столь свойственная его здоровой натуре, постепенно уступала место депрессии и вследствие прогрессирующей болезни все больше господствовало над ним. «Как у каждого одаренного человека, радость и страдание, в конце концов, способствовали его искусству; т. е. мы обязаны болезни всем тем, что дала Шуберту судьба в виде такого прекрасного цикла песен, как «Зимний путь», написанный в 1827 г.»[10].

 

Шуберт начинал много сочинений и бросал их неоконченными, как в случае со знаменитой Неоконченной симфонией №8 си минор. Возможно, он чувствовал, что не может сочинять лучше Бетховена и приходил в отчаяние, но в большей степени ему мешали неожиданные смены настроения. Есть и такое мнение современника: «Шуберт сочинял свои прекраснейшие песенные произведения столь бессознательно, что временами совершенно забывал то, что было им сочинено»[11].

 

В 1828 году стараниями друзей был организован единственный при жизни Шуберта концерт из его произведений. Концерт имел огромный успех и принес композитору большую радость. Шуберт скончался в возрасте 31 года после двухнедельной лихорадки от брюшного тифа. Австрийский поэт Франц Грильпарцер, сочинивший годом раньше надгробное слово Бетховену, написал на памятнике Шуберту в Вене следующие слова: «Музыкальное искусство похоронило здесь не только сокровище, но и прекрасные надежды»[12].

 

Преждевременная смерть прервала творчество Шуберта на самом пике. Депрессия (частый спутник гениев) отнюдь не мешала его работе, более того- придавала музыкальному творчеству определенное своеобразие. Эпизодическое злоупотребление алкоголем имело место, но данных в пользу  клинически выраженного алкоголизма нет.

 

 

 

 

 

[1] Цит. по: Ноймайр А. Музыканты и медицина. Т.1: На примере Венской классической школы. Р.-н/Д: Феникс, 1997. С.357.

[2] Ноймайр А. Музыканты и медицина. Т. 1: На примере Венской классической школы. Р.-н/Д: Феникс, 1997. С.366.

[3] Зонлейтнер Л. Заметки к биографии Шуберта// Воспоминания о Шуберте. М.: Музыка, 1964. С.115.

[4] Франкль Л. Из записей// Воспоминания о Шуберте. М.: Музыка, 1964. С.264.

[5] Ноймайр А. Музыканты и медицина. Т. 1: На примере Венской классической школы. Р.-н/Д: Феникс, 1997. С.382.

[6] Мейснер Т. Вундеркинды. Реализованные и нереализованные способности. М.: Крон-Пресс, 1998. С. 142.

[7] Гольдшмидт Г. Франц Шуберт. Жизненный путь. 2-е изд. М.: Музыка, 1968. С.196.

[8] Цит. по: Самин Д.К. 100 великих композиторов. М.: Вече, 1999. С.158.

[9] Йозеф фон Шпаун (1788-1865)- один из ближайших друзей Шуберта.

[10] Reibmayr A. Die Entwicklungsgeschichte des Talentes und Genies. 2. B. Munchen: J.F. Lehmanns Verlag. 1908. C.282-283.

[11] Левенталь М. Из дневника// Воспоминания о Шуберте. М.: Музыка, 1964. С.58.

[12] Цит. по: Marggraf W. Franz Schubert. Leipzig: Verlag Philipp Reclam jun., 1978. C.184.

Фредерик Шопен

 

Польский композитор и пианист-виртуоз Фредерик Франсуа Шопен (1810-1849) заслуженно признан крупнейшим представителем польского музыкального искусства.

 

 

Музыкальная одаренность у Шопена проявилась очень рано. Уже в шестилетнем возрасте он начал играть на фортепиано, сочинять музыку и систематически заниматься с музыкантом-педагогом. В 1818 году В Варшаве состоялось первое публичное выступление Шопена. К этому времени он уже был автором нескольких фортепьянных пьес (полонезов и марша). В июле 1826 года Шопен окончил Варшавский лицей и той же осенью поступил в Варшавскую высшую школу музыки, где обучался три года. Под руководством Эльснера[1], превосходного музыканта и педагога, сразу разгадавшего гениальную одаренность своего ученика, Шопен добился огромных успехов, которые в конечном итоге сделали его всемирно известным.

 

Свою депрессию великий пианист мог унаследовать от отца, которому были «свойственны приступы тоски, меланхолии»[2]. Фредерик с детства отличался повышенной нервностью. «он плохо спал по ночам, видел страшные сны, которые он путал с явью. Ни строгий порядок, заведенный в доме матерью, ни царящий здесь спокойный, ровный тон не могли ослабить эту нервозность мальчика, которого даже радость возбуждала до слез»[3].

 

Можно предположить, что развитие его характера так и не достигло полной зрелости, он до некоторой степени оставался инфантильным, с трудом принимал решения и постоянно «находился во власти случая и игры настроения»[4].

 

После окончания консерватории молодому композитору была официально присвоена характеристика «гений музыки». Однако новость о поражении польских повстанцев в восстании 1831 года поставила Фредерика в затруднительную ситуацию: с одной стороны, его международные гастроли только начинались, и он хотел их продолжить, с другой- не мог смириться с тем, что его родная Польша так и не получила независимость. Такая двойственность переживаний «вызвала у Шопена депрессивное состояние, и теперь на этом фоне произошел подлинный душевный срыв…Аксель Каренберг[5] был первым, кто усмотрел причинно-следственную связь между этими событиями и последующими изменениями психики Шопена по типу реактивной депрессии»[6].

 

Осенью 1831 года Шопен приехал в Париж. Здесь он сблизился с такими композиторами, как Лист, Берлиоз, Мендельсон, познакомился с писателями и художниками, среди которых были Виктор Гюго и Жорж Санд. 26 февраля 1832 года Шопен дал первый концерт в Париже, в котором исполнил 2-й фортепьянный концерт и вариации на тему из «Дон-Жуана» Моцарта. Ференц Лист, присутствовавший на этом концерте, отметил необыкновенный талант Шопена. В 1833-1835 годах Шопен много концертировал, нередко выступая вместе с такими музыкантами, как Лист и Гиллер. 1836-1837 годы оказались решающими в личной жизни Шопена: он расторг помолвку с Марией Водзинской и сблизился с Жорж Санд.

 

Зимой 1835 года болезнь Шопена обострилась настолько, что среди польских эмигрантов даже распространились слухи о его смерти, которые достигли Варшавы. «Шопен находился в эти недели в состоянии подавленности, у него случались слуховые галлюцинации, и он слышал звон колоколов на собственных похоронах. Депрессия была столь сильной, что он даже составил завещание. Когда стадия обострения миновала, он поправлялся медленно; голос его стал хриплым, он сильно потерял в весе»[7].

 

Депрессивные состояния выражались у Шопена в различных формах, включая и специфические фобии. Он, например, боялся, что его могут похоронить живым и «в связи с этим настаивал на посмертном вскрытии тела»[8].

 

Психиатры, исследовавшие биографию Шопена, отмечают несколько клинически выраженных депрессивных фаз. Первую относят ко времени его второго пребывания в Вене (1830-1831) и в штутгартский период(осень 1831 года). Его тоска выражалась в «усталости от жизни и истинных суицидальных мыслях»[9].

 

Следующий этап- момент сильного обострения туберкулеза во время пребывания на Мальорке зимой 1838/1839 годов. «Шопен вновь впал в депрессивное состояние, характеризовавшееся бессонницей, безынициативностью, нерешительностью, грустной подавленностью типа «меланхолии» и чувством покорной неизбежности горькой судьбе. И на этот раз имело место депрессивное расстройство, но уже вторичного характера6 поскольку в основе его лежала болезнь»[10]. В последующем проявления депрессии периодически повторялись, совпадая по времени с обострениями прогрессирующего туберкулеза легких.

 

Подобные периодические реактивные депрессивные расстройства на почве хронического и неизлечимого заболевания не являются редкостью. Достойно удивления, что именно период с 1839 по 1846 год был наиболее плодотворным для Шопена в творческом отношении. Можно предположить, что «предчувствие ранней смерти от неизлечимой болезни давало ему столь необходимое для творчества внутреннее напряжение, которое он способен был излить только в музыке»[11].

 

Десятилетнее сожительство с Жорж Санд, полное нравственных испытаний и переживаний для сверхчувствительного композитора, также сильно подточило его здоровье, а неизбежный разрыв с любимой женщиной в 1847 году оказался для него фатальным. Последние два года жизни Шопена прошли в мучительных страданиях. Он был не в состоянии сочинять и с трудом выступал в концертах: последнее его выступление состоялось  16 ноября 1848 года на польском вечере в Лондоне. Гастроли в Англии оказались его последним путешествием. Вернувшись в Париж, Шопен слег, а в октябре 1849 года его не стало.

 

Психический инфантилизм и патохарактерологическое развитие личности по депрессивному типу явилось той почвой, на которой расцвел музыкальный гений Шопена. В последующем депрессивные фазы иногда достигали степени психотического состояния и сопровождались расстройством восприятия (галлюцинации) и витальной тоской. Последнее обстоятельство позволяет думать о монополярно протекающем аффективном расстройстве.

 

Следует отметить совпадение по времени депрессий и обострений туберкулезного процесса. Музыкальные критики единодушно отмечают связь между творчеством Шопена и доминирующим фоном его настроения. Его музыку недаром называют «аккомпанированной меланхолией»[12]. 

 

[1] Юзеф Антони Франтишек Эльснер 91769-1854)- польский композитор и педагог.

[2] Оржеховская Ф.М. Шопен. М.: Советский писатель, 1959. С.7.

[3] Там же. С.14.

[4] Ernest G& Frederich Chopin. Genie und Krankheit. Medizinsche Welt. №4. 1930. С.723.

[5] Друг юности шопена.

[6] Ноймайр А. Музыканты в зеркале медицины. Р-н/Д: Феникс, 1997. С.49,53.

[7] Там же. С.64.

[8] Kerner D.Frederic Chopins Lieden. Hess. Arzteblatt. H.1. 1960. C.35.

[9] Ноймайр А. Музыканты в зеркале медицины. Р.-н/Д: Феникс, 1997. С.141.

[10] Там же. С.143.

[11] Там же. С.144.

[12] Нефедов С. Комментарий// Пруст М. Портреты художников и музыкантов. Стихотворения/ В пер. В. Ладогина. СПб.; М.: Летний сад, 2001. С.59.

Фильмы

Фильмы про депрессию:

  1. «Нация Прозака», кинофильм по одноименной книге Элизабет Вурцель.

  2. «Меланхолия»

  3. «Эта прекрасная жизнь» 1946

  4. «Обыкновенные люди» 1980

  5. «Семейка Тененбаум» 2001

  6. «Маленькая мисс счастье» 2006

  7. «Всегда говори да» Джим Кэрри

  8. «Антихрист» 2009

  9. «Девственницы-самоубийцы» 199

 
Закон РФ

Закон РФ от 02.07.1992 N 3185-1 (ред. от 19.07.2018) "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании"

 

2 июля 1992 года N 3185-1
 

 

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

 

ЗАКОН

 

О ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ И ГАРАНТИЯХ ПРАВ ГРАЖДАН

ПРИ ЕЕ ОКАЗАНИИ

Список изменяющих документов

(см. Обзор изменений данного документа)

 

Признавая высокую ценность для каждого человека здоровья вообще и психического здоровья в особенности;

учитывая, что психическое расстройство может изменять отношение человека к жизни, самому себе и обществу, а также отношение общества к человеку;

отмечая, что отсутствие должного законодательного регулирования психиатрической помощи может быть одной из причин использования ее в немедицинских целях, наносить ущерб здоровью, человеческому достоинству и правам граждан, а также международному престижу государства;

принимая во внимание необходимость реализации в законодательстве Российской Федерации признанных международным сообществом и Конституцией Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина,

Российская Федерация в настоящем Федеральном законе устанавливает правовые, организационные и экономические принципы оказания психиатрической помощи в Российской Федерации.

(в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

 

Открыть полный текст документа

Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ (ред. от 03.08.2018) "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации"

Статья 13. Соблюдение врачебной тайны

 

1. Сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну.

2. Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных частями 3и 4 настоящей статьи.

3. С письменного согласия гражданина или его законного представителя допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, их опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных целях.

4. Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается:

1) в целях проведения медицинского обследования и лечения гражданина, который в результате своего состояния не способен выразить свою волю, с учетом положений пункта 1 части 9 статьи 20 настоящего Федерального закона;

2) при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений;

3) по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора, по запросу органа уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением уголовного наказания и осуществлением контроля за поведением условно осужденного, осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, и лица, освобожденного условно-досрочно;

(п. 3 в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 205-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3.1) в целях осуществления уполномоченными федеральными органами исполнительной власти контроля за исполнением лицами, признанными больными наркоманией либо потребляющими наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача либо новые потенциально опасные психоактивные вещества, возложенной на них при назначении административного наказания судом обязанности пройти лечение от наркомании, диагностику, профилактические мероприятия и (или) медицинскую реабилитацию;

(п. 3.1 введен Федеральным законом от 13.07.2015 N 230-ФЗ)

4) в случае оказания медицинской помощи несовершеннолетнему в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 20 настоящего Федерального закона, а также несовершеннолетнему, не достигшему возраста, установленного частью 2 статьи 54 настоящего Федерального закона, для информирования одного из его родителей или иного законного представителя;

5) в целях информирования органов внутренних дел о поступлении пациента, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что вред его здоровью причинен в результате противоправных действий;

6) в целях проведения военно-врачебной экспертизы по запросам военных комиссариатов, кадровых служб и военно-врачебных (врачебно-летных) комиссий федеральных органов исполнительной власти и федеральных государственных органов, в которых федеральным закономпредусмотрена военная и приравненная к ней служба;

(в ред. Федерального закона от 04.06.2014 N 145-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

7) в целях расследования несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, а также несчастного случая с обучающимся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность, и в соответствии с частью 6 статьи 34.1Федерального закона от 4 декабря 2007 года N 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" несчастного случая с лицом, проходящим спортивную подготовку и не состоящим в трудовых отношениях с физкультурно-спортивной организацией, не осуществляющей спортивной подготовки и являющейся заказчиком услуг по спортивной подготовке, во время прохождения таким лицом спортивной подготовки в организации, осуществляющей спортивную подготовку, в том числе во время его участия в спортивных соревнованиях, предусмотренных реализуемыми программами спортивной подготовки;

(в ред. Федеральных законов от 25.11.2013 N 317-ФЗ, от 06.04.2015 N 78-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

8) при обмене информацией медицинскими организациями, в том числе размещенной в медицинских информационных системах, в целях оказания медицинской помощи с учетом требований законодательства Российской Федерации о персональных данных;

9) в целях осуществления учета и контроля в системе обязательного социального страхования;

10) в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности в соответствии с настоящим Федеральным законом;

11) утратил силу. - Федеральный закон от 25.11.2013 N 317-ФЗ.

(см. текст в предыдущей редакции)

 

Конституция РФ

Конституция РФ, Статья 41

Статья 41 
       1. Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений. 
       2. В Российской Федерации финансируются федеральные программы охраны и укрепления здоровья населения, принимаются меры по развитию государственной, муниципальной, частной систем здравоохранения, поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта, экологическому и санитарно-эпидемиологическому благополучию. 
       3. Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом.

Комм. Ноздрачев А.Ф.

       В ч.1 ст.41 признается право каждого человека на охрану здоровья и медицинскую помощь в соответствии со ст.25 Всеобщей декларации прав человека и ст.12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, а также ст.2 Протокола No.1 oт 20 марта 1952г. к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. 
       Здоровье — это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов. Поэтому под охраной здоровья понимается совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья. 
       Медицинская помощь включает профилактическую, лечебно-диагностическую, реабилитационную, протезно-ортопедическую и зубопротезную помощь, а также меры социального характера по уходу за больными, нетрудоспособными и инвалидами, включая выплату пособий по временной нетрудоспособности. 
       Основным актом, регулирующим отношения в области охраны здоровья граждан, являются Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993г.. В них содержатся правовые основы организации охраны здоровья, определяются права граждан и их гарантии, обязанности и ответственность медико-социальных учреждений. 
       Право граждан на охрану здоровья обеспечивается охраной окружающей природной среды, созданием благоприятных условий труда, быта, отдыха, воспитания и обучения граждан, производством и реализацией доброкачественных продуктов питания, а также предоставлением населению доступной медико-социальной помощи. 
       Государство обеспечивает гражданам охрану здоровья независимо от пола, расы, национальности, языка, социального происхождения, должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и др. 
       Государство гарантирует гражданам защиту от любых форм дискриминации, обусловленной наличием у них каких-либо заболеваний. Лица, виновные в нарушении этого положения, несут ответственность в соответствии со ст.17 Основ законодательства об охране здоровья граждан. 
       Гражданам России, находящимся за ее пределами, гарантируется право на охрану здоровья в соответствии с международными договорами Российской Федерации. 
       Иностранным гражданам, находящимся на территории России, также гарантируется право на охрану здоровья в соответствии с международными договорами России. Лица без гражданства, постоянно проживающие в России, и беженцы пользуются правом на охрану здоровья наравне с российскими гражданами, если иное не предусмотрено международными договорами России. Порядок оказания медицинской помощи иностранным гражданам, лицам без гражданства и беженцам определяется Минздравмедпромом России и министерствами здравоохранения республик в составе Федерации. 
       
Часть 1 ст.41 устанавливает, что медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений. Гарантированный объем бесплатной медицинской помощи гражданам обеспечивается в соответствии с программами обязательного медицинского страхования. 
       Общий порядок оказания медико-социальной помощи, а также права граждан при оказании медико-социальной помощи установлены Основами законодательства об охране здоровья граждан (разд. VI— VIII). 
       Граждане имеют право и на дополнительные медицинские и иные услуги на основе программ добровольного медицинского страхования в соответствии с Законом РСФСР «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» от 28 июня 1991г., а также за счет средств предприятий, учреждений и организаций, своих личных средств и иных источников. 
       Законом о медицинском страховании граждан определено два вида медицинского страхования: обязательное и добровольное. Субъектами страхования являются: гражданин, страхователь, страховая медицинская организация и лечебное учреждение. Страховые взносы на обязательное медицинское страхование неработающего населения (пенсионеров и др.) осуществляют органы власти субъектов Федерации за счет своих бюджетов; для работающего населения — предприятия, учреждения, организации, лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью, и лица свободных профессий. Страхователями при добровольном медицинском страховании выступают граждане. Застрахованные граждане получают страховые медицинские полисы. 
       В системе медицинского страхования граждане имеют право на: обязательное и добровольное страхование; выбор медицинской страховой организации; выбор лечебного учреждения и врача в соответствии с договором обязательного и добровольного страхования; получение медицинской помощи на всей территории страны, в том числе за пределами постоянного места жительства; предъявление иска страхователю, страховой медицинской организации, лечебному учреждению, в том числе на материальное возмещение причиненного по их вине ущерба, и др. 
       Права отдельных групп населения гарантируются государством особо. В Основах законодательства об охране здоровья граждан гарантии в области охраны здоровья установлены: 
           семье (ст.22); 
           беременным женщинам и матерям (ст.23); 
           несовершеннолетним (ст.24); 
           военнослужащим, гражданам, подлежащим призыву на военную службу и поступающим на военную службу по контракту (ст.25); 
           гражданам пожилого возраста (ст.26); 
           инвалидам (ст.27); 
           гражданам при чрезвычайных ситуациях и в экологически неблагополучных районах (ст.28) и др. 
       При обращении за медицинской помощью и ее получении в соответствии с Основами законодательства об охране здоровья граждане имеют право на: 
           уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала; 
           выбор врача, в том числе семейного и лечащего врача, с учетом его согласия, а также выбор лечебно-профилактического учреждения в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования; 
           обследование, лечение и содержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям; 
           проведение консилиума и консультаций других специалистов; 
           облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством, доступными способами и средствами (ст.30); 
           сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при обследовании и лечении (ст.61); 
           информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство (ст.32); 
           отказ от медицинского вмешательства (ст.33); 
           получение информации о своих правах и обязанностях и состоянии своего здоровья (ст.31), а также выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья (ст.30); 
           получение медицинских и иных услуг в рамках программ добровольного медицинского страхования (ст.30); 
           возмещение ущерба в случае причинения вреда здоровью при оказании медицинской помощи (ст.68). 
       В случае нарушения прав пациента он может обращаться с жалобой непосредственно к руководителю или иному должностному лицу лечебно-профилактического учреждения, в котором ему оказывается медицинская помощь, в соответствующие профессиональные медицинские ассоциации и лицензионные комиссии либо в суд. 
       В 
ч.2 ст.41 Конституции определяется общий порядок разработки и финансирования федеральных программ охраны и укрепления здоровья населения. В соответствии с Основами об охране здоровья граждан в стране разрабатываются и финансируются федеральные программы по развитию здравоохранения, профилактике заболеваний, оказанию медицинской помощи, медицинскому образованию населения, развитию государственной, муниципальной и частной форм здравоохранения и другим вопросам в области охраны здоровья граждан. Особое значение имеют медико-социальные программы, например Федеральная целевая программа по предупреждению распространения заболеваний СПИДом (антиСПИД), Концепция государственной политики по контролю за наркотиками в Российской Федерации и др. Субъекты Федерации разрабатывают региональные программы охраны здоровья населения. 
       Программные положения и нормы, направленные на укрепление здоровья и его охрану, содержатся и в ряде других нормативных актов: Законе РСФСР о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения от 19 апреля 1991г., Основах законодательства Российской Федерации о физической культуре и спорте, Законе РСФСР «Об охране окружающей природной среды» от 19 декабря 1991г. и др. 
       Источниками финансирования охраны здоровья граждан в соответствии со ст.10 Основ являются: 
           средства бюджетов всех уровней; 
           средства, направляемые на обязательное и добровольное медицинское страхование в соответствии с Законом «О медицинском страховании граждан»; 
           средства целевых фондов, предназначенных для охраны здоровья граждан; 
           средства государственных и муниципальных предприятий, организаций и других хозяйствующих субъектов, общественных объединений; доходы от ценных бумаг; 
           кредиты банков и других кредиторов; безвозмездные и (или) благотворительные взносы и пожертвования; 
           иные источники, не запрещенные законодательством. 
       В Российской Федерации охрана здоровья населения обеспечивается государственной, муниципальной и частной системами здравоохранения, поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта, экологическому и санитарно-эпидемиологическому благополучию. Отношения граждан, органов государственной власти и управления, хозяйствующих субъектов и субъектов государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения в области охраны здоровья регулируются ст.12, 13, 14 Основ. 
       Согласно 
ч.3 ст.41 Конституции сокрытие должностными лицами любого уровня фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом. Сокрытие — это не только утаивание информации, но и распространение заведомо недостоверной, ложной информации о состоянии окружающей среды, санитарно-эпидемиологическом состоянии и других событиях и обстоятельствах, угрожающих здоровью людей. 
       Граждане имеют право на регулярное получение достоверной и своевременной информации о факторах, способствующих сохранению здоровья или оказывающих на него вредное влияние, включая информацию о санитарно-эпидемиологическом состоянии района проживания, рациональных нормах питания, о продуктах, работах, услугах, их соответствии санитарным нормам и правилам и др. Эта информация предоставляется местной администрацией через средства массовой информации или непосредственно гражданам по их запросам в порядке, устанавливаемом Правительством России, в соответствии со ст.19 Основ. Ответственность за причинение вреда здоровью граждан предусматривается в разделе XII Основ. 
       Конкретные меры ответственности за причинение вреда здоровью граждан предусматриваются в различных отраслях законодательства. Так, административное законодательство предусматривает административную ответственность за нарушение правил по охране труда, санитарно-гигиенических и санитарно-противоэпидемических правил и норм, за выброс загрязняющих веществ в окружающую среду с превышением предельно допустимых концентраций, за сокрытие источника заражения венерической болезнью и контактов больных, создающих опасность заражения, и др. (КоАП РСФСР, ст.41—45, 82—84, 101-102 и др.). 
       Гражданское законодательство предусматривает материальную ответственность за причинение вреда здоровью. Гражданин (физическое лицо) или юридическое лицо в случае причинения вреда здоровью другого лица обязаны возместить вред в полном объеме. Причинивший вред освобождается от его возмещения только в одном случае: если докажет, что вред причинен не по его вине. Потерпевший также имеет право на компенсацию морального вреда (нравственных и физических страданий). Размер такой компенсации определяется судом в денежной сумме. 
       В случае причинения увечья или иного повреждения здоровья гражданин или юридическое лицо, ответственное за вред, обязаны возместить потерпевшему заработок (доход), утраченный им вследствие потери трудоспособности или уменьшения ее, а также расходы, вызванные повреждением здоровья (расходы на лечение, усиленное питание, протезирование, посторонний уход и т.п.), (ст.
10841094 ГК РФ). 
       Уголовное законодательство предусматривает наказание за причинение телесных повреждений (нанесение побоев), истязание, заражение венерической, Вич-инфекцией и некоторыми другими болезнями, неоказание помощи больному, угрозу убийством; загрязнение водоемов и воздуха, загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей и для живых ресурсов моря; склонение к потреблению наркотических веществ и другие преступления, посягающие на здоровье или создающие угрозу здоровью людей, а также нарушение правил: безопасности движения и эксплуатации транспорта; безопасности горных работ; при производстве строительных работ; безопасности на взрывоопасных предприятиях или во взрывоопасных цехах; хранения, использования, учета, перевозки взрывчатых и радиоактивных веществ или пиротехнических изделий; правил, установленных с целью борьбы с эпидемиями (ст.
105125131135246262 УК РФ).

©2020 депрессия. Сайт создан на Wix.com